Вход Регистрация
Назад
Дневник

Плохая девочка,или Власть без секса.

Говоря , женщина может манипулировать мужчиной только с помощью секса. А вот хер там. 
Самая влиятельная женщина Португалии ХХ века - Мария ди Жезуш Каэтану Фрейри 
Жила-была простая португальская девочка из бедной, многодетной крестьянской семьи. Родилась Мария в 1894 году, в маленькой нищей деревеньке. Окончила 4 класса, уехала в город и стала работать домашней прислугой. Девушка она была простая, необразованная, но очень красивая. Хозяева, конечно, подкатывали к горничной на предмет потрахаться. 

- Да идите вы на х.й, я не из таких, - гордо отвечала Мария – Я себя для большого, светлого чувства берегу. 
Хозяевам это, натурально, не нравилось: ходит красивая служанка, в фартучке такая, как в немецкой порнухе, пипидастром со статуэток на комоде пыль смахивает, жопой вертит, а главного не дает. 
- Сама иди на х.й, - обижались хозяева. – Вместе со своим пипидастром поганым, что бы это ни значило. Не справляешься ты со служебными обязанностями, и не соответствуешь занимаемой должности. Уволена без выходного пособия. 

Так мыкалась Мария до 31 года, пока не увидела объявление: «Ищу добросовестную, чистоплотную служанку, внешность значения не имеет, можно без пипидастра, лишь бы жрать готовила». 
«Ишь ты, - растрогалась Мария, - пупочка какой милый. Старичок, наверное. Ну хоть доеб.ваться не будет». 

Пошла на собеседование. Явилась в богатый дом, и выходит ей навстречу молодой красавец, стройный, волосы черные, морда холеная, глаз огнем горит, как у породистого жеребца. 
Мария глянула и пропала тут же. 
- Извините, - говорит, - что без пипидастра, и вообще... 

А красавец на нее не смотрит, рукой этак махнул: 
- Я Салазар. Пипидастр мне ваш без надобности. Лишь бы вы с хозяйством справлялись. 
Так стала Мария экономкой у профессора Салазара. Но не Слизерина, а вовсе даже Антониу. Втрескалась девушка в него по уши, и было за что. Красавец, политик, ученый, весь такой загадочный…и неженатый. Мария тут же завела пипидастр, ходила вокруг профессора, томно обмахивалась. Но нихера не помогало, Салазар на нее даже не глядел. 

Тогда Мария зашла с другой стороны: ухаживала за профессором, как за малым дитём, добилась того, что Салазар без нее по дому и шагу ступить не мог. И белье она подавала, и еду готовила, и закупки делала. И все это с искренней любовью – фанатела буквально от чувака. 

В 1932 году Салазар стал премьер-министром Португалии, а через год по новой конституции получил неограниченную власть. И стал думать, что с ней делать. Тут наконец он заметил экономку. 
- Тебя как звать-то? 
- Мария, господин профессор. 
- Ты, Мария, из каких? 
- Из крестьян, господин профессор. 
- Ага. Значит, из народа. Вот и скажи мне, как народ: что ты обо мне думаешь? 
- Вы, господин профессор, совершенно ох.ительны, - искренне ответила Мария. – Самый умный, самый красивый, самый справедливый. 

Ну х.ли взять с влюбленной бабы? 
«Ага, значит, народ за меня!» - обрадовался Салазар, и дальше спрашивает: 
- А что мне делать с оппозицией? 
- А это что такое? – удивляется Мария. – Если белье, так давайте постираю. А если болезнь, так лечиться надо, могу массаж сделать. 
- Болезнь? Хм, пожалуй. Но вообще, это те, кто против меня. 
- Такие разве есть? – возмутилась экономка. – Да чтоб они издохли, муд@чье. Мочить их надо, господин профессор. Желательно в сортире, чтоб ковры не попачкали. 
- А народ-то у нас мудрый, - кивнул Салазар. 

И назначил Марию народом. Разогнал оппозицию, завел особую полицию, которая мочила несогласных, установил полную диктатуру, в общем. Даже поначалу справился с экономическим кризисом. Поддержал фашистскую Испанию, установил в Португалии профашистский режим. 

Как что – так у Марии спрашивал. 
- А скажи, народ, как мне поступить с колониями? Бунтуют что-то. 
- А что такое колонии? Это там, где китайцы, негры и прочие индусы? Мочить в сортире, господин Антониу. Как они смеют вас не любить? 
И Салазар развязывает колониальную войну. 

- Как он, котик мой пушистый, может страной управлять, если даже не знает, где его носки лежат? – подумала Мария, оттеснила всех секретарей, сама занялась делопроизводством премьера. 
От нее зависело, какие документы попадут на стол Салазара, а какие лучше убрать с глаз долой, чтобы на нервной почве у любимого несварение не случилось. При этом Мария хозяйство сама вела, никого к премьеру не подпускала. 
- Разве можно доверить кому моего дролечку? – скажет, бывало, и пойдет носки стирать, потом министров принимать. 

Она решала, кто будет в милости, а кто в опале, неизвестно еще, кто был большим диктатором: Салазар или Мария. 
Правда, иногда у Марии прорывалась любовь. 
- Господин премьер-министр, - говорила она. – Может, трахнете меня все же? 
- Как честный правитель, я не могу еб@ть народ, - неизменно отвечал Салазар. – Давай лучше расскажи, какой я великий. 

Так что Мария секса не получала. Но успешно избавлялась от баб, которые иногда случались в доме. Салазар любил помоложе, приводил иногда девушек. Вот после бурной ночи приходит Мария в спальню белье менять. Премьер давно уж в кабинете, а любовница в постели нежится. 

- Вставай, шалава, уеб.вай отсюда, - говорит Мария, и х.ячит девушку пипидастром по милому личику. 
- Да что ты себе позволяешь, прислуга? – вопит незадачливая любовница. – Твое дело горшки выносить! 
Бежит жаловаться Салазару. Тот, капитально обижается, и орет: 
- Ты не уважаешь мой народ! П.здуй вон! 

Так он и не женился в итоге. «И правильно, - радовалась Мария. – Ни одна бл.дища крашеная его недостойна». 

Она стала серым кардиналом при Салазаре. Была мстительная, злопамятная, высокомерная, с жутким характером. Брала огромные взятки, крышевала тех, кто ей заплатил, участвовала во всех правительственных интригах и получила прозвище Донна Мария. Крестная мать, фактически. 

Так вдвоем они управляли Португалией аж до 1968 года. 
В 79 лет старенький уже Салазар сидел в шезлонге в своем саду. То ли прибухнул, то ли уснул, но с шезлонга на.бнулся, и случился у него инсульт. Конечно, на пост премьера назначили другого человека – Каэтану. 

- Это что ж за х.йня такая? – возмутилась Мария. – Как же мой пупсик переживет отставку? 
Когда Антониу очнулся, ничего ему не сказала. 
- Как там моя страна? – спросил старичок. 
- Ох.ительно счастлива, что вы ею правите, - твердо отвечала Мария. 
- А что там с корреспонденцией? 
- А вот она, - и подсунула какие-то бумаги. 

Приглашала к Салазару якобы на прием людей, которые были ей обязаны, вступила в сговор с президентом Томашем. Тот приезжал к Салазару, типа советоваться о государственных делах. В общем, создала вокруг старика Потемкинскую деревню. Так она еб@ла мозг Салазару еще два года, до самой смерти. И добилась, чтобы диктатор помер счастливым. 

В 1970 году, похоронив Салазара, Мария удалилась в уединение. Дожила до 86 лет, умерла в доме престарелых. 

Мораль – не знаю, какая тут мораль. Вот бывают же такие бабы, рабски преданные одному мужику. Главное, и любви им от мужика не надо, и даже секса – лишь бы быть полезной. Из таких фанаток выходят лучшие сподвижницы. Мария за свою преданность получила власть, бабло и место в истории. Хоть и без секса. Но чаще все же фанатки получают в итоге х.й по всей морде. И ни власти, ни секса. Так что надо прежде задуматься: стоит ли любить того, кто не любит тебя? 
© Диана Удовиченко
Алексей, 39
3
558
Вот так бы адаптирован в школе излагали информацию 😂
Вам нужно писать учебники истории!! Доступно, доходчиво, без оценок деяний и без политики!! 🤣🤣🤣