Вход Регистрация
Промозгло
Было промозгло. Стоял унылый осенний день. Хотя почему стоял? Скорее лежал, придавленный серым, бесчувственным небом. Ни выпрямиться, ни вздохнуть полной грудью. Небо придавило всё. Даже ветер превратился в сквозняк. Он скользил понизу, не выше лодыжек, пощипывая за ноги, пробивая любую обувь, будто сам хотел согреться. Как потерявшийся и жутко голодный щенок, прошедший все стадии отчаяния. Что уж говорить про людей. Они ходили сгорбившись, даже не пытаясь смотреть на небо, потому что неба, как такового не было, только бесконечная стальная серая плита. Ходили быстро, словно пробегали под застывшим прессом, боясь быть окончательно раздавленными. Им хотелось тепла и покоя. И если первое они находили, спрятавшись в доме, то второго найти не могли. В такие дни не спасал даже потрескивающий камин. Потому что, глядя в окно, не было того чувства защищённости, как в обычную непогоду, и радости, что ты защищён от стихий. Нет, промозглость не знала преград, и если не могла достать тело, то запол
...
Читать далее
Юрич, 45
5
12
Два усталых человека
Два усталых человека,
Под завесу четверга,
Вдруг сошлись на склоне лета
Незнакомые пока.

Два продрогших человека,
Обменявшись парой слов,
Потянулись оба к свету,
Словно пара мотыльков.

Два далёких человека,
Враз доверившись судьбе
И не требуя ответов,
По одной пошли тропе.

Два счастливых человека.
В душах закольцован свет.
Не сказать словами это.
Лишь в глазах блестит ответ.

Юрич, 45
2
13
Бездумье

Опять пустой: не пишется, не снится.
Листает календарь слепые дни.
Нет силы. Ни взлететь, ни заземлиться.
Бездумье. Отражение в тени.
Юрич, 45
6
9
Леший

От разлома спиной, по заросшей канаве,
А потом чуть левее, на шум поездов,
Вибирался из чащи, сырой и усталый,
Чуть согнувшись под весом корзины грибов.

Да, нарезал немало кругов я по лесу,
То моля, то ругая тебя на ходу.
Уверял, что не праздного для интересу,
А по делу. Себе добываю еду!

Ты смеялся в ответ, отголосками эха,
И шутя, мягким мхом, конопатил следы,
Ослеплял, но не зло, мягкой веткой, для смеха,
И водил и кружил, и играл от балды.

Утомившись слегка, я присел у сосёнки,
Закурил, и представил, как ты тут один,
В глухомани лесной нарезаешь восьмёрки,
Позабытый всем миром, лесов господин.

И подумал, а вдруг ты присядешь тут рядом,
И закуришь со мной, наплевав на табу.
Усмехнёшься конечно, одним только взглядом,
И вдвоём попеняем, без слов, на судьбу.

Докурил и оставил одну сигарету,
Положив на, ударивший ногу, пенёк.
И увидел, как тени, меняясь от света,
Обозначили шляпок прозрачный намёк.

Если видишь - найдёшь, если веришь - осилишь,
Но ни что не поможет уйти от дорог.
Ну
...
Читать далее
Юрич, 45
4
13
Пергола(еротика!)

Эта была обычная пергола, открытая с трёх сторон в яблоневый сад. Ты стояла посередине, слегка опершись о стол. Руки по сторонам игриво поглаживали столешницу. Ты стояла, как на сцене, совершенно открытая, только лёгкий атласный халатик мешал полному погружению в ночной сад. Одинокая лампочка давала слабый свет. Недостаточный, чтобы разглядеть черты лица, но выхватывающий из полутени губы, сложенные в многообещающую улыбку. Свита мотыльков танцевала свой обычный танец, но казалось, что они двигаются по воле твоих желаний. Тёплый ветер с залива доносил до меня запах ещё влажных после душа волос, добавляя к нему нотки морской свежести с лёгкой горчинкой полыни. Я подошёл на твой зов, нежно обнял тебя за плечи и зарылся носом в волосы. Некоторое время мы стояли, пошатываясь в унисон ветру, как два сплетённых стволами деревца, не в силах разомкнуть объятия. Потом я приподнял твои волосы и поцеловал за ушком, ты обняла меня за шею, сцепив пальцы в замок. Лёгкими прикосновениями губ я стал
...
Читать далее
Юрич, 45
19
31
Нямочке
И бегут поезда,
И длиннее становятся тени.
И на небе звезда,
И твой запах ещё различим.

Подожду я пока
Ты присядешь ко мне на колени.
И сольются уста,
И опять остановится мир.
Юрич, 45
0
11
Полынь
Кошу ростки любви, пересеваю поле,
Кидаю в борозду духмяную полынь.
Не вспомнят адреса пустые бандероли
И дерзкие мечты не превратятся в быль.

Пусть просто захлестнёт волной до горизонта
И вынесет меня к излучине судьбы
Чуть горький аромат, без памяти эскорта,
Сквозь пелену миров нашептывая сны.
Юрич, 45
1
12
Грозило
Грозило всю ночь разъярённое небо,
До звёзд раскалив указующий перст.
Пугало возвратом к эпохе ковчега,
Глуша всё живое, сколь видно окрест.

Хлестало дождём, возвращая к истокам,
Сдувая порывами ветошь проблем.
Вливалось искрящим озоновым током,
Меняя полярность напрягшихся вен.

Грозило всю ночь. Унялось лишь с рассветом,
Застыв в отражениях капель росы.
Но долго металось ещё рикошетом
За лесом, меж скал укрощая басы.
Юрич, 45
3
12
Далёкой
Тебя я не видел, и даже не слышал,
И редко способен понять. 
Твой образ живёт, возмущается, дышит, 
Флиртует, чего уж скрывать.)) 

Песчинками слов, и пыльцой междометий 
Усыпана тропка к тебе. 
Бреду, спотыкаясь, согласно примете, 
Вручив навигатор судьбе. 

Я знаю, прогуглить тебя невозможно, 
Но можно душою впитать. 
Слегка уколов, проникаешь подкожно, 
Откуда вовек не изъять . 

И пусть не встречаются наши дороги 
И каждый идёт по своей. 
В мечтах обнимаю на солнечном слоге, 
Парящем над сонмом теней.
Юрич, 45
2
13
Забытое небо
Когда в последний раз смотрели вы на небо?
Не в поисках дождя, а просто для души.
Ресницами ловя густые хлопья снега,
А чувствами паря средь облачных вершин.

Какой вам ближе тон осеннего заката?
Диктует ли вуаль рассвета этикет?
Быть может за грехи какие-то расплата,
Лишь в лужах наблюдать луны иль солнца свет.

Какой же злой колдун нас отлучил от неба
И запретил смотреть чуть выше головы?
Всю жизнь полусклонясь, боясь подспудно гнева,
Усердно трём асфальт, не жаждя похвалы.
Юрич, 45
4
11
Кухня страсти
Взглядом томным пройдя по столу,
Опустилась ко мне на колени,
Разливая густую смолу
Сладкой послеобеденной лени.

Промурлыкав беспечно: "кури",
Ты потянешься за поцелуем,
А потом, как в ночи мотыльки,
В свете лампы по кухне танцуем.
Юрич, 45
1
11
Могота
На одном слепом упрямстве
Не поднимешься со дна.
Не поможет даже хамство,
Тут стратегия нужна.

Не возьмешь нахрапом гору,
Океан не пронырнешь,
Запирая мыслей свору,
В них покой не обретёшь.

На одной лихой удаче
Не проломишься сквозь лес.
От ветвей получишь сдачи,
А быть может, даже крест.

Не пройдёшь пешком пустыню,
Без оазиса души.
Жизнь твоя подобна клину -
Забивай, а не теши.
Юрич, 45
0
12
Бди
Два воробья на депрессивной нотке
Чирикали весь вечер напролёт.
Один о рассинхронности чечётки,
Другой — о вечном филистерстве нот.

Про грусть в её космическом масштабе
Про то, как беспардонны соловьи.
Сошлись на совершенстве водной ряби,…
И спелись, «прочирикав» до зари.

Пройдя сквозь грусть в стремительном экстазе,
Достигли фазы сладостных дремот.
Уснув открыто, словно на показе,
На ветке, где до них добрался кот.

На грусти, на тоске или печали,
Наверно легче перейти к любви.
Но чтобы вас ещё и повенчали,
Хоть на полклюва потихоньку бди.

В книгу: "Басни дяди Грини."
Юрич, 45
7
12
Прогулка
В то ясное, безоблачное летнее утро они решили прогуляться по парку у залива. Вышли налегке, в планах было только позагорать. На нём были джинсовые шорты и рубаха с коротким рукавом, на ней – васильковый сарафанчик до середины бедра с греческим орнаментом. Выйдя по туевой аллее на пляж им захотелось погулять по кромке воды босыми ногами, как в кинофильмах, легко и непринуждённо, романтически держась за руки. Но солнце настойчиво советовало окунуться. Наверно оно было поклонником других фильмов, медленно, но неуклонно раскаляя их тела. В конце - концов, тщетно поискав глазами магазинчик с пляжными принадлежностями, они решили довериться интуиции. Вода, хоть и была тёплой, обжигала их перегретые тела, но через несколько минут ощущение вливающейся в тебя живительной прохлады, перевесило дискомфорт от контраста. После такого купания их тела были заряжены адреналином под завязку, остатки утренней дрёмы сдул, откуда то налетевший ветер, и слегка обсохнув, было решено не дожидаться штиля, к т
...
Читать далее
Юрич, 45
10
35
Нет никакого "потом"!


А нет никакого "потом". Не бывает. Даже в сказках оно прописано очень невнятно. И переиграть уже ничего нельзя, потому что это будет уже совсем другое "потом". Оторванное от момента. Искаженное. Надуманное. Оно и так-то привязано к "сейчас" очень зыбкой паутинкой "надежды". Тоооненькая, почти невидимая нить, состоящая из капелек "любви", склеянных "верой". Малейший порыв "сомнения" может её разорвать. Да, иногда воссоединение возможно, но структура настолько уникальна, что это уже будет другая паутинка, искажённая, ведущая в другое "потом", другими лабиринтами эмоций и вполне возможно с другим человеком. Так стоит ли надеятся на это призрачное "потом", забывая про "здесь" и "сейчас"? Ведь потом мы будем очень жалеть об "этом". Этом живом, настоящем, дышащем, переживающем, любящем... Которое можно ощутить, потрогать, обнять в конце концов. Так что нет никакого "потом", есть только "после".
Юрич, 45
17
23