Дмитрий

51 год, Санкт-Петербург, Россия

Поэма Вневременье

«Вневременье» – фантастическая поэма.


Посвящение.

О, Петербург! Красою дерзкой,
Величьем форм пленяешь ты!
Неповторимы: Смольный, Невский
И стрелка гордая Невы!

Здесь Петр, в стремлении от злодейства
Сберечь Отечество свое,
Взметнул вверх меч Адмиралтейства!
И Петропавловки копье!

Небес и Родины избранник
Здесь Русь поднял он на дыбы,
Навек с Отчизной – Медный всадник
Летит над водами Невы!

Здесь дочь Петра Елизавета
С Растрелли – лучшим из творцов
Воздвигла Зимний – чудо света,
Прекраснейший из всех дворцов!

Здесь сонм Небес в великой бронзе
Снисходит к душам христиан
На Исаакий грандиозный,
Что поднял к Небу Монферран!

Твои предместья град державный
Искусств волшебные венцы:
О, Петергофские фонтаны!
О, Царскосельские дворцы!

Тебя душою обнимаю!
Тебя я трепетно люблю!
Тебе, мой Питер, посвящаю
Поэму первую мою!


Вступление

Писать поэмы уж не в моде,
Рабы масс-медиа с утра
Пером попсятинку разводят
С кривым подобием стиха.

Порою над собой смеешься:
– Зачем, дружище, ты тогда
За безнадежный труд берешься?
Кому строка твоя нужна?

Но только я сдержать не в силах
Живой души своей порыв,
Пусть кровь кипит весельем в жилах,
Иду, ребята, на прорыв!

Во вкусах не эксперт, но вроде
Рецепт успеха я нашел –
«Ромео и Джульетта» в моде,
«Гавриилиада» и «Дозор».

Судите же – каков я повар –
Сюжеты ловко те смешал,
Добавил рифму, юмор, гонор,
И к Вашему столу подал!

Простите, если, как обычно,
Я лаптем в Божий суп залез,
Всевышний будет возвеличен
И посрамлен бесстыжий Бес!

Пусть песнь моя любовь разбудит
Той, что пока так холодна,
Пусть не напрасным труд мой будет,
Не лишней – каждая строка!



Часть первая «Сделка с Архангелом»

Песнь первая «Две звездочки»

В чертогах Северной Пальмиры,
Что блещет на брегах Невы,
Парнишка жил и ликом милый,
И красотой своей души.

Веселый, умный, добрый малый,
Любимец женщин и поэт
Сверкал в лучах любви и славы
И сам любил весь белый свет!

В России на таланты щедрой
Кумиром душ стать мудрено,
Но стал он средь поэтов первый,
Поэт – так будем звать его!

Тогда ж на Лиговке у храма
Жила девчоночка одна,
Мужчин красой лица и стана
Сводила сотнями с ума.

Фигурой, грудью, взглядом страстным
Пленялись старец и юнец,
И генерал с душою властной,
И муз служитель, и купец.

Как ей на страсти дикой этой,
Рискуя, нравилось играть
И с паутиной Интернета
Шутя весь мир собой пленять!

О прелестях ее волшебных
Узнала вскоре вся страна,
И в государствах сопредельных
О Любе нашей слава шла!

Коль удивить народ кто может,
Прославиться – проблемы нет,
Дерзайте! В этом Вам поможет
Всемирный сплетник – Интернет!

Песнь вторая «Страхи Господни»

Бывает, что всех душ порывы
Сливаются в поток любви,
И вихри безграничной силы
Вокруг одной кружат души!

Такие вихри обладают
Великой властью колдовской,
В одну лишь душу всю вливают
Любовь воронкой огневой!

Те, что любовью той согреты,
Всех душ питаются огнем,
Но жизнь всем озаряют светом,
Мы их Великими зовем!

Порой Великому подвластно
Небесный потрясать чертог,
Трепещут силой их опасной
И Сатана, и даже Бог!

Так, наша Люба, собирая
Всю похоть армии мужской,
Уж потихоньку становилась
Воронкой страсти роковой!

А кем Поэт наш оказался?
Читатель, верно понял ты! –
Он все быстрее превращался
В воронку нежную любви!

И оба этих центра силы
Господь Великий примечал,
Опасность Любочки красивой
Он для Вселенной отмечал.

Когда бы взял ее в невесты
Или подруги Сатана,
Родить для ублаженья Беса
Могла б Антихриста она!

Песнь третья «Задание Гавриила»

Конечно же, за Любой нашей
Лукавый тоже наблюдал,
Он стал вдвойне для Неба страшен,
Когда про Любин дар узнал!

Но ангел ловкий и проворный
Стан Сатаны давно стерег,
И слышал Господа дозорный,
Когда Лукавый план свой рек:

– Да, вот она – дитя порока
И грешной страсти идеал,
Антихриста родит мне к сроку,
Семь тысяч лет ее я ждал!

Лети к ней верный Черный Ворон,
Спеши к ней вестником моим,
День близок – искушений полон
И ночь со Дьяволом самим!

Призвал тогда Бог Гавриила
И рек: – Чтоб беды отвратить,
Воронку страсти страшной силы
Ты должен будешь погасить!

Спеши архангел, чтоб напасти
Предотвратить от Сатаны,
Столкни воронку дикой страсти
С воронкой пламенной любви!

Быстрей стрелы архангел главный
К Поэту нашему прибыл,
И рек ему: – На подвиг славный
Тебя Господь определил!

Ты должен Деву Роковую
От Сатаны отворотить
И встречу их пресечь любую,
Чтоб страшный плод ей не родить!

За эту трудную задачу
Пред Господом ответствен я,
Коли добудешь нам удачу,
Проси, что хочешь у меня!

Поэту же увлечь девицу –
Что осушить бокал вина,
Влезть в душу – что войти в светлицу,
Где сроду дверь не заперта!

Условились без проволочек,
И дал ему Архангел сам
Визитку, фотку, адресочек
и баксов пару килограмм!

Свистят года, как мегабайты,
Прогресс коснулся и небес,
Теперь счета, мобильник, сайты
Имеет ангел, Бог и Бес!



Часть вторая «Искушение»


Песнь четвертая «Побег»

Стемнело. Ворон к Любе в спальню
В окно открытое влетел,
И крылья, вскинув театрально,
На спинку стула важно сел:

– Не бойся, женщина земная,
Я весть от Дьявола несу,
Тебе он, страстию пылая,
Подарит ночь любви одну!

Сама же ты должна до срока
Лишь для него себя беречь,
Я ж буду зорко и жестоко
От всех мужчин себя стеречь!

Министры перед ней склонялись,
Финансов, шоу короли,
Но сердце ведьмы дожидалось
Всесильной Дьявола любви!

Вулкан страстей Любовь прельщает,
Что Дьявол сам ей может дать,
Соблазн желанье разжигает,
Но не привыкла дева ждать.

Любовь уж третий день скучает,
С ней только Ворон лишь один,
И вдруг подружка приглашает
На карнавал, на Хеллуин!

Вы догадались без сомненья,
Что и на карнавал билет,
И от подружки приглашенье
Устроил ловко наш Поэт!

Что делать Любочка не знает,
Ведь сторож ревностный при ней,
Она цыганку приглашает,
Чтоб погадала нынче ей.

Они с Цыганочкой гадают,
А Ворон, задремав, сидит,
И Люба на гадальной карте
Тайком записочку строчит.

Цыганке дело объясняет
И просит дать скорей совет,
Та стразу Любу понимает,
И вот что пишет ей в ответ:

– Чтоб усыпить такую птицу,
Ты в ладанку на фитилек
На шесть часов клади осьмицу
вот этой травки, жди, чтоб слег.

Такие ныне есть цыгане,
Давно известны их дела,
У них для каждого в кармане
Всегда лежит своя трава…

Все Люба точно сотворила,
Как был рецепт – один в один,
И только птицу усыпила,
Тотчас бегом на Хеллуин!

Песнь пятая «Танец Любви»

На том веселом карнавале
Уже гулял и наш Поэт,
Как Дьявол он плясал в танцзале
И был он Дьяволом одет!

Тут Люба в общее веселье
Добавила каскад огня,
Пьянит ей сердце танца зелье,
И вдруг их встретились глаза!

Любови красотой пленившись,
Поэт читает ей стихи,
И чарам песен покорившись,
Любовь томится от любви!

Обнявшись, на балу летают,
Блаженствуя за часом час,
Признания в любви читают
Они в безумном блеске глаз!

Но вот уж время возвращаться
Любови к сторожу домой,
Не в силах с милым расставаться,
Она зовет его с собой:

– Я милых глаз таких не знала,
Душою всей тебя любя,
В разлуке я б затосковала,
Я буду в полночь ждать тебя!

Едва к воротам подъезжает,
Бежит Любовь уже домой
И в спаленку быстрей влетает
Проверить спит ли сторож свой.

Она сон птицы проверяет
И в ладанку кладет травы,
И фитилечек поправляет,
И Ворон дальше видит сны.

Песнь шестая «Ночь Любви»

Поэт наш, полночи дождавшись,
У Любиных дверей возник,
Она же, лик его узнавши,
Восторга не сдержала крик!

От лиц друг друга столь желанных
Не в силах взгляда отвести,
Шепча признанья беспрестанно,
Они на ложе возлегли…

Живописания любви
Теперь в такие жанры вводят…,
Знать, их не избежим и мы,
Дань уплатив капризной моде.

Признанья, ласки и лобзанья
Не стану я перечислять,
Хочу постичь в пылу дерзанья
Как сами чувства описать.

Как описать изнеможенье
И нежность ту, с которой он
Ласкает дивные колени
И лона сладостный бутон?

Как описать проникновенье,
Слиянье чувств и душ, когда
Он ближе, чем в груди томленье,
Роднее матери – она?

Пусть уступил я глупой моде,
Но чистоты суров закон,
И в деликатном эпизоде
Я буду краток, как Дрюон.

Из сотни сто набрали б баллов
Они лишь только за одно
Великолепнейших финалов
Непостижимое число!

И потрясен был град холодный,
Когда под каждый их финал
Звенел стеклом канал Обводный
И Невский эхом трепетал!

Жаль, не постичь мне их напевы,
Не угадать мне всех речей,
Мне подарила эта дева
Всего лишь несколько ночей…



Часть третья «Схватка с Дьяволом»


Песнь седьмая «Признание»

Они часов не наблюдали
В биении страсти и любви,
В их мире не было печали
И притяжения Земли!

Страстей и чувств такого шквала
Во всей Вселенной не найти!
В истоме дева прошептала:
– Ты просто Дьявол во плоти…

Поэт не сразу ей ответил,
Припомнив вдруг, зачем он с ней,
И чуть нахмурившись, заметил:
– Я нынче Дьявола сильней…

Тут замерла Любовь на вздохе,
Ей ужас сердце холодит,
На пол с себя Поэта сбросив,
От страха, сжавшись вся, дрожит!

– Так кто же ты? Его ждала я!
Зачем же так тебя люблю?
Себя отдать ему должна я,
Я нас обоих погублю!

– Не бойся, Любочка, родная!
Прогнать его сумею я!
А перед Богом, дорогая,
Уж есть заступник у меня!

– Спасибо, мальчик мой любимый!
Навеки я теперь с тобой!
В Раю ль, в Аду ли, мой родимый,
Мы неразлучны, дорогой!

И вот, устав от наслаждений,
От страхов и тревог ночи,
Прильнув к нему в изнеможении,
Любовь встречает сон любви…

Песнь восьмая «Новый план Дьявола»

От сна вдруг Ворон встрепенулся,
Истлела в ладанке трава,
И черным глазом оглянулся –
Все сразу понял Сатана!

Неужто дело пропадает?
Неужто он не победит?
И в черной памяти читает
Заветов темных манускрипт:

Любовь не просто изменила,
Она нарушила обет,
И этим чары отменила,
Но есть еще один рецепт!

Чтоб плод был под моей рукою,
И родился Антихрист чтоб,
Сродниться надо мне душою
С тем, от кого она зачнет.

Купить его любой ценою!
Пути иного больше нет!
Пусть станет Темных сил главою!
Как брат мне должен быть Поэт!

Чтоб породниться нам душою,
И чтоб меж нами грань стереть,
Поэмой должен колдовскою
Он душу Дьявола воспеть!

Воронки три тогда сольются
В смерч мести, захватив весь мир,
Все души гневом захлебнутся,
И Сатаны настанет пир!

Песнь девятая «Изгнание Дьявола»

Любовь уж спит, Поэт чуть дремлет,
Обнявши бережно ее,
Вдруг Сатаны он гласу внемлет,
Сон наяву объял его:

– Ты вором влез в мою десницу!
Принявши облик Сатаны,
Украл души моей царицу!
Так знай: теперь мне должен ты!

Ты полон силою свободной,
Открылся выбор пред тобой –
Иль путь страданий благородный,
Иль власти сладкой путь со мной!

Оставь Поэт свои сомненья,
Не мести вовсе жажду я,
Я не в рабы, не в подчиненье,
Беру в союзники тебя!

Со мною будешь ты как равный
Вселенной всей повелевать!
Рукой могучею державной
Миры у Бога отнимать!

Мы душам злым врата откроем,
И Божье воинство сомнем,
Мы здесь безбожный мир построим,
И сын твой будет править в нем!

Ну что, Поэт, усек дилемму?
За мой товар бесценный ты
Споешь души моей поэму,
Что, по рукам?! … – Пошел-ка ты! …,

«НЕ ПРОДАЕТСЯ ВДОХНОВЕНЬЕ!!!» …,
И за презренные гроши
Не будет ни одно мгновенье
Пылать вулкан моей души!!! …



Часть четвертая «Месть Дьявола»


Песнь десятая «План мести»

Постыдным бегством покидает
Нечистый Дух любовный стан,
Он лишь возмездия желает,
И строит страшной мести план:

К себе цыганку вызывает,
Велит всю правду извратить,
И ей инструкции вручает,
С тем, чтобы Любу погубить!

Цыганка молит о пощаде,
Но Тьму разжалобить нельзя,
Исполнит все ребенка ради,
Иль Бес возьмет ее дитя!

В сплошном смятении и испуге
Цыганка к Любочке спешит,
И будто втайне, как подруге,
Ложь Дьявола ей говорит:

– Читала в судеб Черной книжке:
Зачатый в этот Хеллуин
От духом гордого парнишки,
Родится Тьмы всей господин!

Парнишка тот – красивый, умный
И популярнейший поэт,
На этом Хеллуине шумном
Был в Дьявола костюм одет.

– Бог мой! За что такое горе?!
Ты врешь! Тебе не верю я!
Его люблю я всей душою!
– Вот книга, я не солгала …

Тотчас узнала Книгу Люба,
Ведь ведьме ведома она,
Не знала дева, что оттуда
Страница вырвана одна …

– Как отвратить проклятья эти
И нас с любимым не сгубить?
Должно же средство быть на свете,
Чтоб этот страшный плод убить?

– С душой и телом прочно сжившись,
Пророс корнями плод в тебя,
Отныне жизни не лишившись,
Прервать беременность нельзя!

– Я не предам любви мечтаний!
Нет, нет! Уж лучше мне не жить,
И мне в Аду гореть желанней,
Чем Дьяволу дитя родить!

Песнь одиннадцатая «Гибель Любови»

Любовь решилась, с мигом каждым
Ей жить на свете все больней,
Не страшен Ад душе отважной,
И просит яду дать скорей!

Цыганка деву обнимает,
Ее слезами залит взгляд,
Но все же сумку открывает
И подает Любови яд!

Вот Люба зелье выпивает,
И гаснут уж ее глаза,
Но дева только засыпает,
Был то не яд, а Сон-трава!

За Любой Дьявол прилетает,
Не дав цыганке ни гроша,
Живой в Ад ведьму забирает,
Чтобы истлела в ней душа!

Поэт в дом Любочкин заходит,
С Нечистым разминувшись чуть,
Но лишь цыганку там находит,
В слезах ее лицо и грудь:

– Прости, Поэт, я согрешила
Пред Богом, Любой и тобой,
Я Сатане Любовь вручила,
Чтоб сын в живых остался мой!

Она в Аду, спасенья нету,
Туда живым входить нельзя,
Там через сутки, до рассвета
Навек истлеет в ней душа!

Песнь двенадцатая «Долг Гавриила»

Любовь спасти Поэт желает,
Но в Ад ему войти нельзя,
И к Гавриилу он взывает:
– Архангел! Просьба! Вот она:

Мою задачу я исполнил,
Ни с чем остался Сатана,
Теперь и ты свой долг припомни –
В Ад проведи живым меня!

Архангел перед ним явился:
– Безумец! шансов нет совсем
Тебе из Ада воротиться,
Душа там сгинет насовсем!

К тому же, Ад не наша сфера,
Ни мне, ни Богу никогда
Без позволенья Люцифера
Туда войти никак нельзя!

– Но ты ж мне слово дал, Архангел,
Обязан я Любовь спасти,
Иль ты исполнишь обещанье,
Иль тебе с места не сойти!

– Зачем ты в драку лезешь вечно?
Пойми, безумен твой порыв,
Мне с места не сойти, конечно,
Но только лишь пока ты жив.

Напрасны все твои старанья,
Любовь спасти уже нельзя,
В Аду всего за день, сгорая,
Твоя душа истлеет вся!

Знай, равновесье сил прервется,
Коль будешь с Богом ты, потом,
Как Апокалипсис начнется,
Ты станешь всей Земли царем!

– Трон палача мне предлагаешь?
Куда, Всевышний, ты спешишь?
Зачем, Архангел, забываешь,
Что ты с поэтом говоришь?

Я не продам людей и Землю,
И не предам своей любви,
Как благо смерть души приемлю,
Коль мне любимой не спасти!

Поэтам русским не по нраву
Небес и Тьмы считать гроши,
За честь, любовь и нашу славу
Здесь не щадят своей души!


Часть пятая «Вневременье»

Песнь тринадцатая «Стычка Архангелов»

– Что ж, обещание сдержу я,
Нарушив Господа указ,
Душою собственной рискуя,
Совсем ничтожный дам вам шанс…

Коль гордость есть в тебе покуда,
Господний бывший офицер,
С тобою драться нынче буду,
Явись для стычки, Люцифер!

– Ба, Гавриил! Привет, Архангел!
Зачем ты звал меня сюда?
Почто своею речью странной
В полночный час смешишь меня?

– Живою в Ад забрал ты Деву,
Нарушив древний Договор,
Верни ее на Землю, Демон,
И прекратим ненужный спор!

– Истлела Договора сила,
Известно – сделки хороши
В дни равновесия и мира,
А не в преддверии войны!

Я в Ад забрал воронку-ведьму,
Она почти не человек,
Ее души зажглось истленье,
Его не погасить вовек!

Ее огонь за день развеет,
Но коль покинет Ада круг,
Ее душа тогда истлеет
Всего за несколько минут!

Ты должен, чтоб исполнить клятву,
Поэта к Деве привести,
Пожни своих чудачеств жатву –
Я пропущу вас, заходи!

Двух душ увидим мы могилу,
И Ад пылающий когда
Впитает двух воронок силу,
На Бога двину я войска!

Перестарался ты, трудяга,
И этому я страшно рад,
Господь и вся его ватага
Получит нынче шах и мат!

Песнь четырнадцатая «План Гавриила»

– Припомни день творенья дивный –
Был создан человек когда,
Мы были молоды, наивны,
И честь была нам не чужда.

Тогда ты был мне другом лучшим,
«На спор», – сказал я, – «Будет век,
С душой архангела могучей
Родится в мире человек!»

Ты молвил: «Гавриил, мечтатель,
Коль сбудется твоя мечта,
То будь свидетелем, Создатель,
Мы день гуляем у меня!»

Тебя низвергнул Вседержитель,
Закрыв навек на Небо дверь,
Теперь ты Ада вечный житель,
Но спор наш в силе и теперь!

Есть человек теперь на свете
С могучей как у нас душой,
Да, речь, конечно, о Поэте,
Вот он стоит перед тобой!

– Всерьез со мной ты выпить хочешь?
Ну, фантазер ты, Гавриил!
Гранит лежит чернее ночи
Там, где когда-то дом мой был.

Сильней всего в него ударил
Проклятий Господа снаряд,
Где дом мой был – теперь лишь камень,
Вокруг него разверзся Ад!

– Но могут там Поэт с Любовью
Последний день свой провести,
В Аду местечка поспокойней
Для этой встречи не найти!

– Что ж, спорить я с тобой не буду,
Коль хочешь в этом им помочь,
Любовь доставлю я дотуда,
Пусть проведут там эту ночь!

Когда Господь закроет очи,
Мечом сраженный наповал,
Там за победу Тьмы полночной
С тобою подниму бокал!

Песнь пятнадцатая – «Черный камень»

Сдержал Нечистый обещанье,
Исполнив древний свой обет,
И на Великом Черном камне
С Любовью встретился Поэт.

Сплелись они в огне желанья,
Но чуть ослаб объятий пыл,
И о великой древней тайне
Им там поведал Гавриил:

– Когда Бог молнией ужасной
В жилище Беса угодил,
Туда в неведении опасном
Уже я близко подходил.

Пустынен был сей угол Царства,
И видеть мог лишь только я,
Как складка времени-пространства
Под Черный камень залегла.

Ни Рай, ни Ад, а из пространства
Случайно выпавший кусок
Земли Есенинской – Рязанской –
России вашей уголок!

Иное там времен теченье,
Там времени ускорен бег,
Когда проходит здесь мгновенье –
Там пролетает целый век!

Коль будет камень сей сворочен,
И вы проникните туда,
До истеченья этой ночи
Вы проживете там века!

Чтоб не найти в Аду могилу
И душ спасенье обрести
Используйте всю вашу силу,
Чтоб во Вневременье пройти!

Проклятьем камень сей окован,
Огонь, вода, металл и кровь
Его не повредят, оковы
Прочней, чем ангелов любовь!

Но все же шансы есть, возможно,
Что угадаете за ночь –
Как душ всю мощь направить должно,
Чтоб сдвинуть этот камень прочь!

Песнь шестнадцатая «Путь во Вневременье»

Всего лишь только на мгновенье
Задумался тогда Поэт,
И сердце вынесло решенье,
Вот что промолвил он в ответ:

– Пьет души Адская могила,
Оторваны мы от Земли,
Здесь наших душ могучих сила
Лишь только в страсти и любви!

В мольбах бесплодных и заклятьях
Мы будем лишь ослабевать,
В любви же пламенных объятьях
Мы будем жить – не истлевать!

Быть может Богу и Отчизне
Помочь уже не в силах мы,
Но час последний нашей жизни
Мы можем посвятить любви!

Друг в друга сердцем прорастая,
Поэт с Любовью обнялись,
Живым огнем любви пылая,
Тела и души их сплелись!

Их страсть срывает сталь проклятий,
Любовь как сотня Солнц горит,
От жарких пламенных объятий
Под ними закипел гранит!

Огнем любви гранит разрушен,
Чудес таких не видел Ад,
Ночь сделав днем, сверкнули души
И во Вневременье летят!

Песнь семнадцатая «Победа любви»

Меж Преисподнею и Небом
Война была уже близка,
К последней битве Тьмы со Светом
В порядки строились войска!

И Михаил, и Дьявол тоже
В пылу готовы свет сжечь весь,
Мечи взлетели вверх из ножен,
Когда принес Архангел весть:

– Противники! Смирите страсти!
Конец войне пока пришел,
Воронки две в ничьей уж власти,
Мир равновесие обрел!

В земле, что Бог сам не коснется,
В той, что подвластна лишь любви,
И что Вневременьем зовется,
Покой их души обрели!

Ему и ангелы и бесы
Внимали, спрятавши мечи,
С благоговейным интересом,
И изумлялись той любви!

Войска, их маршалы и Боже
Рукоплескали вместе им,
Был Апокалипсис отложен
Пока любовь в сердцах храним!

Эпилог

И ходят слухи по России,
И как им не поверишь тут? –
Поэт с Любовью молодые
Век во Вневременье живут!

И только в праздник лишь Купала,
Ночь разделив ту пополам,
Они как Леший и Русалка
Раз в год являться могут нам!

И будет тот для женщин лучшим,
Кто в этот день ночной порой
В журчании рек сумел подслушать
Русалки голос неземной!

Но я бег времени нарушил,
Однажды повстречавшись с ней,
Русалки этой песни слушал
Семнадцать сладостных ночей!

***

А как же Беса обещанье? –
Поставил он для всех коньяк,
У нас в России и Архангел,
Бывает выпить не дурак!

И я там был,
Коньяк тот пил,
Мне сам Господь стакан налил!

Дмитрий Левичев 10.2009г. – 01.02.2010г.

Кто читал?
18.02.2010 в 02:35
0
0
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.