Вход Регистрация
Назад
Литература о любви (моя литература, ИМХО...)
Мечты сбываются...



МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ




Вот уже и поднимающееся в небесной синеве игривое солнце начинает припекать, над головой проносятся суетливые стаи птиц, ветки на деревьях выпрямляются, как будто потягиваются, приходя в себя ото сна — всё готовится к обновлению, вся природа в предвкушении предстоящих весенних хлопот. Воздух наполняется запахами тающего снега и женского парфюма, которые разносит лёгкий шаловливый ветерок, обдаёт прохожих благоуханными ароматами.




Это самое подходящее время для того, чтобы воскресным утром, в долгожданный выходной, неторопливо пройтись по магазинам и совершить священный для каждой женщины ритуал. Не один раз обойти вокруг предметов вожделения, трепетно перетрогать все тряпочки и рюшечки, примерить на себя и то платье, и вон ту блузочку, посетовать, что зимняя спячка оставила на фигуре некоторые следы, впрочем, это поправимо, ведь для того и существует фитнес.


Ну, ладно, не будем отвлекаться на такие мелочи, а лучше перейдём к главному, к тому, для чего мы здесь собрались. А собрались мы для того, чтобы подсмотреть, как это занятие, то есть «по магазинам», приводит в мистический трепет женскую природу, пробуждая в ней новые силы, питая энергией обновления.




Как раз таким чудесным воскресным утром Ксения или просто Ксюша, так её привыкли звать подруги, проснулась в ожидании чего-то нового и прекрасного. Бывает же иногда, что, вдруг, не зная почему, приходит ощущение того, что вся твоя жизнь наполнена каким-то важным смыслом. И вот, ожидание открытия этого самого смысла погружает тебя в томное ощущение счастья.




Ксения Валерьевна, а так её звали на работе, ещё нежась в постели на раскладном диванчике, оглядела свою небольшую, но уютную комнатку: покрытая салфеточкой тумбочка у дивана, торшер с шёлковым абажуром у окна, на полу цветастый ковер, у стены большой старомодный шкаф с зеркалом, занимающий едва ли не треть комнаты, вот, пожалуй, и всё. Да, а ещё вся комната была увешана и уставлена всякого рода произведениями искусств: картинами, скульптурками и прочими всевозможными изделиями, которые были наполнены таинственным смыслом, понятным только тому, кто всё это творил, совокупляя металл и древесину, пластик и стекло в причудливые формы.


Однако простой обыватель, то бишь покупатель, не мог проникнуть в тайный смысл подобных изделий и денег за них платить не желал. Впрочем, Ксюша за эти творения тоже не платила, получала она их в дар от непонятых гениев. Хотя случалось ей и одалживать некоторые суммы художникам, которые частенько находились в стеснённых обстоятельствах, правда некоторым из них эти обстоятельства приходилось преодолевать с помощью людей в белых халатах, но Ксюша всё равно их всех жалела — ранимых душой, пострадавших на ниве служения искусству.



Да, наша Ксения Валерьевна имела отношение к искусству, а если конкретнее — работала в художественной галерее, и, кстати, она была очень хорошим специалистом в своём деле. Занималась она и научными исследованиями, что-то там… э-э… «Отражение древних мифов в живописи и их влияние на современное искусство», ну или что-то в этом роде, уж извините, точно с её слов воспроизвести не смогу.


Однако исследованиями она занималась исключительно в свободное от основной работы время, уж это-то я наверняка знаю, потому, как не часто её можно было куда-нибудь вытащить вечерком, по причине занятости этими самыми исследованиями, по крайней мере, как она мне объясняла. Что же касается работы то, как раз работа её и заключалась в продаже этих самых изделий, претендующих называться изобразительным или каким-то там ещё искусством — проще говоря, работала Ксюша продавцом в художественном салоне, который почему-то несколько претенциозно именовался галереей современного искусства.




Надобно вам заметить, Ксения была по-своему весьма привлекательная женщина. Конечно, о красоте у каждого свои представления, например, когда Ксюша была ребёнком, она была похожа на рыженькую короткошёрстную крыску, и если у кого-то упоминание об этих грызунах вызывает неприятные чувства, то надо сказать, что Ксюша была очень милым крысёнком.



У родителей она была единственным и очень любимым ребёнком. Особенно папа, Валерий Петрович, души не чаял в дочке, баловал и заласкивал, чем вызвал у Ксюши беззаветную любовь к себе. Эта любовь к отцу, к мужчине, умеющему брать на себя ответственность, которому можно безоговорочно довериться, была перенесена Ксенией во взрослую жизнь и с переменным успехом направлялась на мужчин достойных и не очень.


А вот Зинаида Павловна свою дочь воспитывала в строгих правилах и целомудрии, и когда Ксения стала крысиным подростком, поучала её, что мужчинам не очень-то можно доверять, впрочем, это говорят все матери своим созревающим дочерям, и понятно почему…




По всем меркам у Ксюши была очень благополучная семья. Ксения хорошо окончила школу и, поскольку ей нравилось рисовать и изучать историю, она поступила в институт культуры. В стране в то время начинались большие перемены, а у граждан трудные времена, но юность берёт своё, и студенческие годы пролетели как мимолётное видение, подвергнув юность всем прелестям и разочарованиям — было место и учёбе, и страстям, и горестям, и радостям.
Валерию Петровичу предложили работу в другом городе, надо было зарабатывать деньги и, поохав, Зинаида Павловна согласилась переехать. Продали свою трёхкомнатную квартиру, купили однокомнатную для дочери, благословили и уехали. Вот так и началась у Ксении взрослая самостоятельная жизнь.




Итак, утром воскресного дня Ксюша проснулась с ощущением радостного ожидания предстоящих событий. Она уже очень давно мечтала купить себе хорошую дорогую сумку, даже можно сказать — безумно дорогую! Конечно, стоимость вещи, её дороговизна — понятие относительное, ведь всё зависит от количества нолей на имеющихся у тебя дензнаках.


Сегодня Ксюша была решительно настроена на действительно дорогую покупку. И что может остановить безумное желание женщины? — только его исполнение…
Ксюша встала, включила радиоприемник. Музыка была весёлая, очень подходящая к солнечному с лёгким морозцем утру. Она прошла в ванную комнату, где висело большое зеркало, увешанное всевозможными амулетами и разными вырезанными из ценных пород древесины безделушками, что создавало мистическое настроение, как будто вещая, что всё уже предрешено свыше, и что всё непременно будет хорошо.




«Ну, вот опять веснушки появляются», — посетовала Ксюша, окинув себя взглядом. Ах, если бы она знала, как украшали её веснушки! — они придавали её лицу выражение детской невинности и простодушия. Да, частенько Ксюшина внешность вводила мужчин в заблуждение насчет её возраста, а немного вздернутый носик только укреплял это заблуждение.



Впрочем, об этом тайно и явно мечтает любая женщина — в возрасте, что называется «за…» выглядеть моложе паспортных данных. Что же касается Ксении, то ей это, пожалуй, доставляло больше проблем, чем выгоды — те мужчины, которые ей нравились, воспринимали её чуть ли не как девочку-подростка и покровительственно «удочеряли», на этом всё и заканчивалось, а те, кому она нравилась, почему-то видели в ней подругу, этакого «своего парня», а на этом заканчивала она. В целом же лицо её было правильных черт, очень даже симпатичное лицо с белой и нежной кожей.




Зимой у Ксении случилась мерехлюндия по поводу тридцатого в её жизни дня рождения. Мерехлюндия — это что-то среднее между депрессией, меланхолией и посттравматическим синдромом, к тому же причиной этого состояния была травма, нанесённая одним кроликом. Кроликами Ксюша и её подруги называли некоторых мужчин. И вообще, это слово у них было не уменьшительно-ласкательное, а назывательно-обзывательное, что-то вроде прозвища, придуманного ими мужчинам, оставившим в их жизни неприятные следы.



— Я уже старая, — говорила она своим подругам Вике и Яне, с грустным видом сидя на диванчике вечерком, когда они вместе отмечали её день рождения.



То были не лучшие времена для Ксюши — она недавно рассталась с молодым человеком, которого, как она считала, любила, хотя это был не первый её любимый мужчина и, надо думать, не последний — на это-то обстоятельство ей осторожно и намекала Вика, пытаясь утешить подругу.




Вика была старше на год. В школе они учились в одном классе и жили по соседству — в разных домах, но с одним двором, где они вместе играли. Вика жила с бабушкой в однокомнатной квартире. В школу Вика пошла в восемь лет, так уж сложились жизненные обстоятельства. У неё не было отца, ну, конечно, он был… где-то, но это отдельная семейная история. Воспитывала Вику бабушка, а мама… мама тоже где-то далеко работала, куда её посылали на долгий срок поправить здоровье.



Вот от такой жизни Вика и была с детства самостоятельной, к тому же и от природы она была девочка с характером — полная противоположность нежной и доверчивой Ксюше. Вика могла скомандовать и организовать какой-нибудь подвиг, и частенько эти подвиги бывали наказуемы. Для Вики Ксюша была самой близкой подругой.



Вот так вот бывает — распорядится судьба, и два противоположных по характеру человека несмотря ни на что будут крепко дружить. По поводу женской дружбы в народе ходит много всяких… историй, и всё же наш случай — пожалуй, исключение из правил.



В Ксюшин день рождения, чтобы поддержать подругу, Вика проявила солидарность и пришла без своего мужчины. Заведён он ею был не так давно, перед этим Вика тоже рассталась с одним «кроликом», но относилась к этому по-житейски, ну, нельзя сказать, что бы так просто… но сдерживаться она умела. К тому же у Вики был опыт семейной жизни, она побывала замужем. Ну не сложилось, ну так и что теперь?



Яна, ещё одна подруга школьных лет, тоже пришла без мужа, но по причине его командировки, он был в рейсе, очередном и долгом. Муж Яны был примерным семьянином, хозяйственным и хорошо зарабатывал, перевозя на большегрузных машинах всякие товары, таких в народе называют дальнобойщиками. У Яны были дети, восьмилетний сын, звали его Костя, и младшенькая дочка Кристиночка, в тот день их оставили у бабушки с дедушкой. Считалось, что у Яны в жизни всё сложилось удачно.




Подруги немного посидели, немного выпили вина, немного поговорили о своём, о женском, да и разошлись, и каждый пошёл жить свою жизнь, а Ксюша осталась тосковать в одиночестве.
Но вот сегодня, глядя на себя в зеркало серо-зелёными глазами, Ксюша подумала, что теперь-то она знает — всё ещё впереди! Чтобы довершить картину внешности Ксюши надо сказать и о волосах — для неё это отдельная трагедия. Ну что можно сделать с завитушками из медной проволоки? — ничего! Поэтому она стриглась покороче и больше об этом не беспокоилась.



Кстати, некоторые мужчины находят в этом некую сексуальность. Ну, и окончательно завершая портрет, так сказать, нанося последний штрих, нужно упомянуть и тонкую шею, не лишённую изящества, и то, что является предметом гордости для женщины или недовольства — кому как. Впрочем, Ксюшу вполне устраивал второй номер или, скажем так, её это не беспокоило.



Природа и ещё кое в чём не подвела Ксению, ей даже повезло с этим — без каких либо усилий не иметь проблем с лишним весом. Её метр шестьдесят с кепкой вполне подходили под вес пятьдесят кило вместе с ботиночками и джинсами. Но и образ её жизни не давал повода для отложения запасов на талии — Ксюша просто не очень любила готовить, хотя и умела, то есть, еда для неё не являлась предметом поклонения. Ну, и та часть её тела, что также частенько не даёт покоя лицам противоположного пола, выглядела вполне изящно и даже красиво.
В общем и целом, Ксюша была весьма хороша собой.



Из комнаты раздался писк пластмассового будильника в виде русской избы выстроенной в Китае. Девять часов — пора завтракать! Кофе и традиционная булочка с маслом — вот и весь завтрак. За процессом поглощения булочки Ксюша трепетно предвкушала события предстоящего дня и мыслями уже находилась в том месте, где переживаются самые лучшие состояния души.



Это место именовалось соблазнительно — пассаж! И, конечно, это место предназначалось для удовольствия только самой прекрасной части рода человеческого...
Просто Серж, 44
0
15
Комментарии
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.