Вход Регистрация
Назад
Литература о любви (моя литература, ИМХО...)
Вот оно началось… Что, началось?..






Они зашли в небольшую, современного вида стеклянную кофейню, пристроенную к фасаду старинного двухэтажного здания. Найдя свободный столик на двоих, сняв верхнюю одежду, сели.


— Я пойду, куплю кофе, — сказала Вика.



Ксюша сразу зашуршала большим полиэтиленовым пакетом, достав из него свою покупку, стала её рассматривать. Она так была поглощена этим занятием, что даже не заметила, как Вика отошла. Залезая во все кармашки и отделы, Ксюша уже придумывала, куда и что положит. Вика принесла кофе.


Горячий, только что сваренный, с ароматным дымком, который тут же смешивался с запахом свежевыделанной кожи, он ещё больше разгорячал фантазии о наступающей новой жизни. Две дольные собой красавицы погрузились каждая в свои впечатления. Вика, растопырив красивые пальчики, любовалась бриллиантовым сиянием.




— Может, надо было на полразмера меньше взять, а то немного свободно, — скорее, для того, чтобы сказать о своей покупке всему миру, нежели выражая сомнение, проговорила Вика, рассматривая колечко.
У Ксюши уже остывал кофе, а она не отпила ни одного глотка из чашки, представляя себе, как будет выглядеть со своей новой сумкой в разных нарядах, какие у неё только есть.




Время было обеденное, народу в кофейне прибавлялось. В стеклянную дверь уверенной походкой вошёл высокий стройный молодой человек в голубоватой куртке и джинсах. Его вьющиеся светлые волосы были хорошо уложены, лицо с благородной бледноватостью, голубоглазый. Ни на кого не обращая внимания, он направился к небольшой очереди у стойки. Проходя мимо столика, где сидели Вика и Ксюша, полой распахнутой куртки он задел Ксюшину чашку, та покачнулась и опрокинулась на блюдце. Кофе стремительным тёмным пятном начал расползаться по столику. Ксюша взвизгнула и вскочила, спасая кофточку.



Молодой человек, ещё продолжая движение, сообразил, что совершил какое-то преступление. Он оглянулся с невозмутимым видом, но тут… он встретился взглядом с глазами испуганной Ксюши. Вика уже собралась было в своём репертуаре открыть рот и произнести то, что в таких случаях обычно говорят, как молодой человек, развернувшись и быстро подойдя к столику, с самым виноватым и искренним лицом, глядя невинными, как у дитяти глазами, слегка склонив голову, заговорил:



— Милые дамы, я прошу простить меня за невнимательность, но видит Бог, я самым строгим судом сужу себя за содеянное, и прошу вас дать мне возможность исправить то впечатление, которое произвёл своим непристойным поведением по отношению к вам.



Вика с полураскрытым ртом, с которого вот-вот должно было слететь смачное ругательство, недоумённо приподняла брови в ожидании дальнейшего представления.
— Я обязуюсь вам возместить как материальный ущерб, так и моральный. Позвольте мне отблагодарить вас за вашу милость, за прощение дарованное мне.



О прощении пока речи не было, но ещё немного таких речевых оборотов и оно уже где-то в глубине женской души начнёт зарождаться. Воистину женщина любит ушами. О как бы изменился мир, если бы все мужчины умели использовать, хотя бы притворно, такой красноречивый слог.



— Милая девушка, позвольте мне предложить в качестве компенсации купить вам самое лучшее пирожное, которое найдётся в этой таверне, — обратился он к Ксюше, нежно как влюблённый Ромео, дотронувшись до её руки.



Люди вокруг начали с любопытством посматривать на эту сцену. Вика прихлопнула рот. Видя, что они невольно стали предметом всеобщего внимания, Ксюша взволнованно, впрочем, ещё и оттого, что чуть было не пострадала её кофточка, начала лепетать:
— Нет-нет, ничего, всё в порядке. Мне ничего не надо, мы уже уходим.
— И всё-таки позвольте мне хоть чем-то загладить перед вами свою вину, — настаивал молодой человек.



Он так посмотрел на Ксюшу своим проникновенным взглядом голубых глаз, что она совершенно неосознанно сама себе сказала: «Вот оно — началось!». Что началось?
— Вас как зовут?
— Ксения.
— А меня Вадим.



Он с нескрываемым любопытством, искренне, даже как-то по-детски, начал рассматривать Ксюшу. Это всегда подкупает женщин, и они ведутся на такие взгляды. Да уж, мужчин такого склада женщины подсознательно по-матерински прощают, не всегда осознавая, что это может быть только игра, впрочем, эти мужчины тоже не осознают своей игры, они просто такие есть.
Ксюша явно была смущена:



— А это моя подруга Вика.



Вика сдержано подала руку.



— Очень приятно, — произнесла она дежурно.
— Мне тоже очень приятно. Знаете, я всё-таки испытываю некоторую вину перед вами, — поглядывая то на одну, то на другую, продолжал молодой человек.
— Да ладно, проехали, — несколько смягчилась Вика.
— И всё же, я хочу загладить свой проступок, — продолжал настаивать Вадим. — Я артист.
— Ну это заметно, — косо глянув на парня, произнесла Вика.
— Нет, — заулыбался Вадим, — я действительно актер, в театре!
— Правда? — Ксения с нескрываемым восхищением посмотрела на него.
— Знаете, у нас скоро новая постановка, и я хочу вас пригласить посмотреть спектакль, Я там играю роль, не главную, но и не самую маленькую. Хотите посмотреть наш спектакль?



Ксюша тут же представила себя в сверкающем зеркалами театральном холле с отражающимися в этих зеркалах старинными канделябрами. Она вся такая нарядная, в роскошном платье в ожидании великолепной игры своего нового знакомого, известного актёра, в роли прекрасного и благородного рыцаря, побеждающего всех врагов. И вот она уже сидит в мягком бархатном театральном кресле под огромной хрустальной люстрой. Ах, как это романтично!



— А в каком театре вы играете? — поинтересовалась Вика.
— В театре музыкальной комедии.




Театр музкомедии располагался в здании, принадлежавшем когда-то высшей партийной школе. Когда студенты этой школы от марксистко-ленинской теории перешли к практике по Форду, здание освободилось, и его передали в ведение управления культуры. Конференц-зал «ВПШ» вполне подходил для театральных представлений, а само здание имело вполне современный вид, старинных канделябров в нём не было.



— Ну, комедии в нашей жизни и так хватает, — ухмыльнулась Вика. — Комедиант, значит.
— Вика! Ну что ты, в самом деле?
— Я пошутила.
— Вам в наш театр надо поступить, — глянув на Вику, сказал Вадим, улыбнувшись. — Вы очень остроумная.
— Нет, скорее в драматический.
— А когда будет премьера? — спросила Ксюша.
— Через неделю. Дайте мне ваш телефон, и я вам позвоню.




Вадим достал из кармана куртки записную книжку и ручку. Ксюша стала называть цифры по одной, заглядывая в его записную книжку, чтобы убедится, что номер записан верно.



— Я непременно вам позвоню накануне спектакля, — глядя на Ксюшу, сказал Вадим. — Очень был рад с вами познакомиться. Ещё раз прошу прощения за испорченный ланч.



Вадим прижал руки к груди, легким наклоном головы изобразил что-то вроде поклона.



— Ну что вы, всё в порядке, — улыбнувшись, произнесла Ксюша.




Они ещё раз попрощались, и Ксюша с Викой направились к выходу. Вадим всё ещё стоял у столика и провожал их взглядом.
Вика и Ксюша, снова пройдя вдоль шумных торговых рядов, вышли к стоянке. Вика достала из кармана ключи, открыла дверцу и села в машину. Ксюша стояла у авто, на её лице было выражение мечтательной задумчивости.



— Ну, ты где? Садись!



Ксюша, всё так же задумчиво, села в машину. Вика включила двигатель, поставила режим прогревания.



— Что-то я устала, — глядя на себя в зеркало заднего вида, произнесла она. — Не будем никуда заезжать, поедем домой, обедать.
Вика взяла в руку маленький серебристый телефончик, висевший у неё на шее на шнурке, нажала кнопочку:



— Павел, это я. Как там с обедом? Молодец. Мы уже едем.



Машина вырулила на дорогу, и они помчались к дому с чувством не зря прожитого дня. Вика долго молчала, но потом всё-таки не выдержала:



— Ксюша, я, конечно, не могу лезть в твою жизнь, ты сама решаешь свою судьбу, но мне кажется, он кролик. Уж больно он похож на этакого слащавого мальчика.
— Вика, я же не в постель с ним ложусь завтра же. Сходим, посмотрим спектакль.
— Что-то я не хочу тратить свой выходной на рассматривание талантов какого-то мальчишки.
— Но мы же пойдём смотреть не на него, а спектакль. Ой, я же забыла спросить, как спектакль называется!
— А какая теперь-то тебе разница? Сядешь и будешь смотреть на своего героя. А что он там плести будет — не всёли равно? Ой, Ксеня, жаль мне тебя, опять ты вляпаешься. Ну что может быть в этом мальчике? Господи, где мужика-то найти настоящего? — она произнесла эту молитву так, как будто это за ней хочет прихлестнуть этот молодой человек, настолько Вика переживала за Ксению.
— А ты-то что переживаешь? У тебя есть мужик. Это мне надо переживать.
— Да, есть Федот. Да не тот.
Вика погрузилась в свои мысли. Дальше всю дорогу они молчали, каждая о своём.




В плане личной жизни, то есть в отношениях с мужчинами, Вике тоже всё как-то не везло. Она никак не могла найти то самое счастье, о котором мечтает каждая женщина. Мужчина, с которым она сейчас жила, был в полном расцвете своих тридцати четырёх лет. В общем, красавец был.



Внешне он умел произвести впечатление образованного, с хорошими манерами мужчины. Всегда хорошо одевался, мог сказать даме комплемент, подать пальто, красиво налить шампанского, но, прожив с ним чуть более года, Вика увидела и другую сторону его характера.




Павел рос без отца, тот умер от сердечной болезни довольно рано. Мать единственное своё чадо любила, что называется до безумия. Работала на трёх работах, чтобы у Павлуши было всё, а это значит, что Павлуша рос на всём готовеньком, ни мало не прилагая каких-либо усилий, чтобы иметь это всё и даже больше, а как и каким трудом это «всё» добывалось, было от него скрыто. Утром Пашу на столе всегда ждал горячий завтрак и стакан с чаем, даже с уже размешанным сахаром. Мама с шести часов утра была уже вся в заботах. Бегала в школу, отпрашиваясь с работы, договаривалась с учителями, когда Паша изволил не выучить урок. Потом поступила его в институт, и так же бегая по кафедрам, дотянула до диплома. Личной жизни она так и не устроила. Обычно о таких как она говорят — настоящая русская женщина, мать-труженица, способная пожертвовать всем ради благополучия ребёнка. И вот, в результате её неимоверных усилий, получилось то, что получилось.




После института Павел сменил дюжину работ. Нигде долго не задерживался, не умея ни одно дело доводить до конца, тут же терял интерес к работе, если вдруг приходилось прилагать большие усилия и терпение. Каким же образом энергичная волевая Вика могла сойтись с человеком с таким абсолютно противоположным характером?




Они познакомились в ресторане, где проходила корпоративная вечеринка фирмы, в которой на то время работал Павел. Вика в тот вечер была в небольшой компании людей, с которыми имела партнёрские отношения, и устраивала что-то вроде угощения за некоторые деловые услуги. С этими людьми надо было поддерживать хорошие отношения, от них зависели заказы на продукцию её малого предприятия.



В их компании были только женщины, а в Павловой были только мужчины. Когда были обговорены все дела, немного съедено и немного выпито, наступило расслабление. На раскрасневшихся лицах уже не было сдержанных деловых масок, а было благодушие, вот тогда и захотелось немного флирта и свободы мысли. Вика сразу приметила высокого красивого темноглазого мужчину в модном, хорошо сидящем костюме. Всё-таки хорошо одетый мужчина производит на окружающих не меньшее впечатление, чем женщина в красивом платье. А Павел производил впечатление, да ещё, кажется, был душой компании, он весело что-то рассказывал товарищам, и вся компания дружно смеялась.




Они несколько раз встречались взглядами и не спешили их отводить друг от друга, а это предполагало, что после официальной части в обоих кругах наступит время и для сближения, что называется от нашего столика — вашему. Зазвучавшая мелодичная музыка была хорошим поводом для первого шага в этом направлении. Павел встал и прошествовал к столику с дамами, чем вызвал одобрительные возгласы коллег, которые только и ждали, кто бы первый подал сигнал к началу штурма.


— Разрешите вас пригласить на танец!




Вика сдалась без боя. Они танцевали и разговаривали, потом уже сидели за общим столом, а через некоторое время по парам, ну и конечно провожание до дома, такси, приглашение на свидание. Обычная история знакомства.
Висевший на шнурке на шее у Вики телефон мелодично затренькал. Она посмотрела на экранчик, на котором сине-зелёным высветился номер вызывающего абонента.



— Павел из дома звонит. Слушаю тебя, что звонишь? Хорошо куплю. Нет, уже подъезжаем. Через пять минут. Всё.



Вика хлопнула крышкой трубки и отпустила телефон.



— Позвонил, чтоб хлеба купила.
— Ой, и вправду есть хочется, — Ксюша мечтательно потянула носом, при этом крепко прижала свою сумку к себе, как мышь, которая схватила лапками кусочек сыра.
— Сейчас поедим, — сказала Вика, посмотрев на противоположную сторону дороги. — Чем Бог послал.



Вика зарулила на платную автостоянку, находящуюся недалеко от дома, там она оставляла свою машину, своего гаража у неё ещё не было. Они зашли в магазин, который располагался на первом этаже того же дома, в котором жила Вика.
— Вот ведь лень было самому спуститься на первый этаж за хлебом.
— Наверное, он занят был обедом, — посматривая на полки с продуктами, сказала Ксюша. — От плиты-то ведь не отойти.



Ксюша всегда становилась на сторону слабых, пытаясь их оправдать.



— Ага, от дивана! — Вика внимательным взглядом окинула полки. — А давай-ка мы с тобой сейчас возьмём бутылочку вина и шоколаду! Страсть как хочется обожраться шоколадом, — она взяла с полки большую, с красивой картинкой коробку конфет.
— Я где-то читала, что нам женщинам надо есть шоколад постоянно, потому что он способствует развитию наших умственных способностей.



Подойдя к прилавку с алкогольной продукцией, Вика стала рассматривать бутылки вина. Ксюша присматривалась к зефиру в шоколаде.



— Да, и развитию объёма талии тоже способствует, — проговорила она, нерешительно глядя на вожделенный кулек.



Вика взяла с полки бутылку красного вина, положила её в корзинку.



— Ну, видимо, надо выбирать, — посмотрев на Ксюшу, сказала она, улыбнувшись. — Либо умная, либо красивая.
— А что, разве умных и красивых не бывает? Ты вон какая, и умная и красивая.
— Ох, Ксюша, была бы я умная… была бы я умная, даже и не знаю, что бы я сделала!



Они весело рассмеялись — кажется, подействовал запах шоколада, доносившийся с полок с кондитерским изобилием, а предвкушение обеда и отдыха бодрило и поднимало настроение…



Продолжение этой истории есть, и оно не простое...
Просто Серж, 44
1
33
Комментарии
и когда будет..... дальше....
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.