Вход Регистрация
Магия слова

Ля-Ля-Ля-Ле: Мэйджик-мале, Вуду-мале! Финал




4. финальная ступень посвящения


На Килиманджаро живет черная богиня,

Черная Богиня плывет по горной реке.

Мой потерянный рай на Килиманджаро,

Белая лилия в нежной руке.

(Килиманджаро. Филипп Киркоров)


Нам опять повезло. Подземный уровень вел к огромным воротам, в которых была врезана небольшая дверь, как раз способная выпустить человека. Лоа передал, что за ней находится дорога, уходящая в кустистую пальмовую местность. Загвоздка в том, что возле двери, стояла раскладная табуретка, на которой мерно дремал мужчина брутального вида: большое пузо, черная борода, родной до боли автомат калашникова, сиротливо покоился на меховой груди.

Под недоуменные взгляды моих незадачливых спутников, достал из сумки свечу, запалил ее, затем капнул в жадно потянувшийся огонь крови. Вареник помянула черта и покрутила у виска пальцем, Семран же забормотал громко молитву, чуть не разбудив брутала, какому-то Вуцли-Пуцли. Может на Путина намекает? Инициалы совпадают.

Спустя минуту, охранник сполз со стула и стал выдавать рулады, то верхом, то низом. Пока преодолевали расстояние до двери, пока искали на грохотающем теле ключ, успел надышаться по макушку. Ей Богу, милосерднее для человечества было, послать зомби и придушить страшное биологическое оружие. Еле удержался от желания оставить свечку в правильном месте, остановило их небольшое количество.

- Машинкой умеешь пользоваться? – спросил неграмбла, снимая с тела автомат.

- Нет, - округлил глаза Симран.

- Отчего же?

- Я против насилия!

- А мышцы тогда зачем такие отрастил?

- Что бы насильники обходили стороной.

- Железная логика.

Пришлось повестить автомат себе на плечо. Он оказался неприятно тяжелым, килограмма три, а то и четыре. И при каждом шаге бил меня в район копчика.

Миновав дверь, оказались в полночных джунглях, освещенных просто огромной луной. Асфальтированная дорога вела сквозь них, но дух нырнул правее и я не нашел ничего лучше чем следовать за ним.

- Меня терзает один вопрос, – Вареник была необычайно серьезна.

- Всего один? Завидую.

- Я серьезно Марс, ответь.

- Да легко, - я увернулся от банана пущенного какой-то мелкой мартышкой.

- Зачем ты на спас?

- Случайно. Не рассчитал время. Что стоило задержаться на пятнадцать минут? В моем клубе стало бы на двух поклонников больше. Симран, хочешь быть зомби? Мозгов у тебя все равно нет.

- И все же? - Вареник схватила меня за плечо.

- Хорошо. Сколько нас сейчас? Не считая дурнопахнущего товарища.

- Сейчас все воняют.

- Нас трое. Я, шлюшка и негр. Неужели ничего не напоминает?

- Нет! – проигнорировав шлюшку, ответила жена.

- Эх, ты! Фильмы надо приключенческие смотреть. Во всех картинах у героя должны быть спутники, что бы трагически умереть в нужный момент. Уверен Симран прекрасный кандидат. Первым, как правило, погибает черный. Ну-ка, на раз-два-три, кто у нас черный?

- Ты тоже негр!

- Справедливо! Но, я белый негр! И потом накой тебе тут шофер? Эй, Симран, у тебя права на управления бегемотом есть? Хотя чего спрашиваю, - я выразительно посмотрел на супругу.

- Я не хочу умирать первым! – запротестовал неграмбл, - пусть она первым умирает! Или ты!

Он так и сказал – она первЫм! Вот красавчик, я его недооценил. Медок, аж побледнела.

- Мне нельзя умирать, я фольклорный элемент, за Вареника подумаем. Заткнулись! - погасил в зародыше начавший разгораться скандала, - а не то я вам обоим время первых устрою!

Интересно, зачем я их спас? Ведь гораздо проще и справедливо оставить любовников там, на окровавленных столах. Чем я руководствовался? Человеколюбием? Вот уж нет! Может у меня остались к ней романтические чувства? Самое время сказать правду, хотя бы себе. Чувств хоть отбавляй, но романтических нет. Предательство перечеркнуло все. Тогда почему? Все просто Марсель. Это эгоизм. И ощущение несправедливости по отношение к тебе. Мускулистый альфа-самец Симран оказался беспомощным, а ты смог! Ты оказался лучше него, умнее, сильнее, подготовленным к борьбе насмерть. Ты стал на вершину пирамиды. Что ты ощущаешь? Кайф! Миллионы лет развития цивилизации, законы, правила, мораль, этикет, финансы, все пыль, ничтожно, перед желанием подмять под себя остальных, быть доминантой. Даже для такой сморщенной обезьяний попки, как я…

Со времени нашего побега прошло не больше пары часов, но меня стала напрягать беспечность хозяйки острова. Я конечно хотел, что бы наше исчезновение было, как можно дольше незаметным, но чувствовал как надомной что-то сжимается, какое-то напряжение теребит нервы. Словно я застыл в момент падения на голову кирпича…

- Баш на баш изменница, твоя очередь ответить на мучающий меня вопрос.

- Чего тебе ж-па, нерусская?

- Зачем тебе деньги, медок? Спокойно! – видя, как негодование накрывает место, где у людей расположено лицо, попытался прикрыть ей ротовую полость. – Я имею в виду, на что ты потратила баснословные кредиты? Замки в Шотландии покупала? Может бриллианты коллекционируешь, предметы старины? Приставы ничего не обнаружили, если не считать жалкие триста тысяч фунтов на счету.

- Ты все равно не поймешь! – самым непреклонным тоном ответила прелюбодейка. Из чего я заключил, что она расколется через секунду.

- Такому как ты ничтожному духом, не дано осознать высоких материй!

- Ого, тут еще и высокие материи замешаны и какие же?

- Любовь! – она попыталась выдать это слово с нервом в голосе. И ей удалось, я занервничал.

- Ты…, - делая паузы между каждым словом уточнил я, - отдала…все…деньги…Симрану?

- А хоть бы и так?

Мое мировоззрение пошатнулось. Я с восхищением посмотрел на шофера, самого богатого из нашей компании. А он просто развел руками и застенчиво улыбнулся.

- Варенька, милая, солнышко незабвенное. Я видел Симрана без штанов, зрелище конечно достойное, но не настолько, что бы угробить на него более десяти миллионов фунтов стерлингов!

- Фуууу, Марсель. Причем тут это!? Я давала деньги на справедливость!

- Медок, можно конкретнее? Вдруг я тоже проникнусь и дам…

Ох, как я дам!

- Симран не просто Симран, он принц Свазиленда!

- Ч-чего?

- Свазиленда! Он из правящего рода Дламини. Так случилось, что его королевскую семью, когда они летели с визитом в Лесото, взорвал дядя. Он объявил Симрана погибшим, захватил власть и стал править, угнетая народ. Деньги нужны для финансирования революции против узурпатора…

Дальше я не слушал. Голос дурочки звучал так восторженно, что я понял, она никогда и ни за что, не признает, что ее поимели, увы на бабки. Причем в итоге, на мои! Небось видит себе королевной Свазиленда, мечтает совершить официальный визит в Россию, что бы все описались.

Как красиво получилось! Предыдущий монарх имел семьдесят жен и двести десять детей, почему бы Симранчику не быть одному из них? Может потому, что он родился в Англии? Я когда принимал его на работу, ознакомился с метрикой.

Господи как можно быть такой дурой? Было время, когда почти каждому на мейл приходил душещипательный, романтический рассказ. Мне тоже пришел, от Албанской принцессы, дядя которой взорвал (какая неожиданность) самолет и далее по тексту. Принцесса обещала поделиться со мной десятками миллионов долларов, которые почему-то лежали где-то в России, но ей были необходимы деньги на билет до Москвы. Желательно поскорее, дядины наймиты почти выследили ее убежище. И вот! Почти двадцать лет спустя, «Албанская принцесса», нанесла свой удар!

В «личку» настойчиво стучался дедуля. Мне хотелось пришибить революционера-паршивца, он сделал все, что бы меня разобрали по винтикам. Проблема в том, что винтиков у меня нет! Обратно не соберешь. Я высказал свои претензии деду, на что он лишь отмахнулся своей седой бородой, заплетенной в косички.

- У меня для тебя плохая новость.

- Кто бы сомневался!

- Мамбо, она не свихнулась.

- В смысле?

- Все что она говорила про поедание твоей тушки правда. Тело негра-альбиноса может вылечить все болезни, а сердце продлить жизнь. Знаешь, что это означает?

- Знаю! С живого она с меня не слезет!

- Верно Марселюшка. Но есть и хорошая новость… Что не будешь спрашивать?

- Нет!

- Ты должен ее уестествить, внучок!

- Чего!?

- Чпокнуть.

- Я понял!!!

- Вот и славно. Предлагаю сделать так…

Я отключился. Просто испугался, что у меня от злости лопнут глаза. Несколько долгих минут трясся, руки похолодели, покрывшись мурашками, стало не хватать воздха. Сладкая парочка успела прилично удалиться, понять, что меня рядом нет, испугаться и вернуться.

- Все нормально, - еле выдавил от едва сдерживаемой злости. – Поторапливайтесь.

По мне было видно, что далеко не все в порядке, но они решили ничего не спрашивать и правильно! Мне очень хотелось кого-нибудь зверски убить. В довершении с ветки на меня какнул жако.

- К деньгам, - ехидно заявила жена.

- Так я не жадный, держи!

Взял помет и швырнул в нее ее. Вареник сразу зашагала бодрее. Внезапно джунгли кончились, пошла небольшая просека, за которой виднелась водная гладь. Метрах в ста правее, пасся баги, он лениво разинул огромную пасть, показав клыки, затем хрюкнув как натуральный свин неспешно двинулся к нам. Мы сделали несколько шагов от него. Бегемот недовольно хрюкнул и остановился, немного потоптавшись на месте решил не связываться, лишь еще раз демонстративно зевнул. У меня отлегло от сердца, стараясь не шуметь и не делая резких движений, отправились к берегу.

Лоа вывели нас прямо к причалу, на котором мирно покачивались три катера.

- Только не говорите, что вы не умеете управлять этими скорлупками.

- Я не умею, - сказала супруга.

- Я тоже, - развел лапами Симран.

- Ну, в тебе я и не сомневался. Ладно, думаю, управление катером не сложнее, чем автомобилем.

В личку опять бешено стучался предок, но я его игнорировал. Как-то спасти свою жизнь виделось более важной задачей, чем выслушивать бредовые мотивы предка. Хотя Мамбо хороша, дьявольски хороша.

- Вот так номер! Это, похоже озеро, а не море! – сказала Вареник. – Смотрите, кажется там противоположенный берег!

Я зачерпнул воду, на вкус она оказалось с горчинкой, но абсолютно не соленой.

- Тем лучше! Значит там цивилизация, полиция и прочие гадости, которые сейчас нам в радости.

С этими обнадеживающими словами, вступил на борт глянувшего расцветкой катера и попытался разобраться в хитросплетении приборов.

- Жопа, - спустя пару минут констатировал я.

- Что, мужик, слабо разобраться? – сразу завела песню половина Симрана. – Только о жопах можешь думать!

- Тут управление сенсерное по отпечатку пальца, мы не сможем их завести, - не стал ругаться.

- Тогда, может сломаем? – высказал здравую мысль Симран.

- И то хлеб. Алеша, малыш, твой выход.

Зомби принялся деловито пинать приборную панель катера, я же решил выслушать предка.

- Дедуля, скажи родной, как тебя посетила столь оригинальная идея?

- Я поговорил с Богами внучок. Они подтвердили мои подозрения. Альянс двух противоположностей, коими являетесь вы с Мамбо, станет предвестником нового времени. Ваш ребенок Марс, будет самым сильным жрецом Вуду со времен сотворения мира! Он станет равным богам! Наш род даст начало новому Творцу! Ты понимаешь, что это значит?

- Да, дед, понимаю. Иди в жопу!

- Что за дурное племя вышло из моих чресел! Но к счастью от тебя ничего не зависит! Я только что связался с Мамбо! Она знает о твоем побеге и идет за тобой! Она согласна дать начало новой жизни!

- Ну, ты и дурак дедулся, - у меня просто опустились руки. – Неужели ты веришь, что она спешит ко мне на случку, как кобель к сучке. Идиот! Она вырвет моё сердце и сожрет его!

- Пусть! Пусть! – завопил Лоа, - но перед этим выжмет из тебя семя!

Истошно завопила сирена, да так, что мы дружно зажали уши. Возвышающийся над островом замок вспыхнул сотней прожекторов. Стало светло аки днем. Казалось, что холодные лучи специально выцеливают нас.

- Все познается в сравнении, - философски заметил Симран.

- В смысле? - спросил я.

- Вот теперь – жопа!

- Тут навскидку до противоположенного берега метров триста, за десять минут вполне реально доплыть. Там есть хоть небольшой шанс затеряться.

- А что это за коряги в воде? – спросил Вареник.

Я проследил за ее рукой и когда свет прожекторов осветил воду, застонал. Это были не коряги. Озеро кишело крокодилами, но третий раз повторять жопа не стал. Или в четвертый? Похоже, это слово прочно входит в мой лексикон. Неужели жизнь в Лондоне так повлияла? В голове родился втаптывающий-в-бетон план.

- Мне нужен бегемот!

- Что? – заорали все и даже зомби что-то замычал.

- Верно Алешка! Мне нужен труп бегемота, срочно!

Я как заправский Рэмбо, куда-то нажал, что-то сдвинул и выпустил длинную очередь в ничего не подозревающего баги.

Последовавший рев заглушил вой сирены и автоматные выстрелы. Бегемот рванул к нам со скоростью явно превышающую возможную для такой массы. При этом он визжал и вращал своим маленьким хвостом, как пропеллером взбесившегося самолета. Люди! Бойтесь хот-догов на рокерских фестивалях, тайского массажа и хвоста вращающего бегемота. Во все стороны летели крупные комья и отнюдь не грязи!

Я бросил на заклание зомби, но баги прошел его как доллар за шестьдесят. Бедняга улетел куда-то в джунгли. Прощай Алешка, не найти тебе Софью. Туша, осыпав нас пометом, обогнула и метнулось в реку, распугивая крокодилов.

- За ним! – заорал я, бросая автомат и прыгая в воду. Нагнать бегемота оказалось нетривиальной задачей, он дал километров десять в час, быстро оставив нас позади. К счастью крокодилы как торпеды разлетались в стороны.

Я всегда плохо плавал, но мысль о том, что рептилии где-то рядом прибавили мне скорости. Тем не менее, Симран обставил меня, как стоячего, Вареник тоже показывала чудеса, несвойственные ее комплекции.

Они все уже вылезли на берег, а мне оставалось проплыть метров тридцать, когда одному крокодилу пришла нездоровая мысль вернуться.

- Хрен тебе! Не успеешь! – завопил я, выжимая из слабого тела все до капли.

Но крокодил мне не поверил, он рванул так, что я, не прекращая изображать руками лопасти вертолета, обмочился. Благо в воде не страшно. Как же все-таки хочется жить! Мимо меня пролетел булыжник, за ним еще один, интересно кого они хотят подбить? Шансы фивти-фивти. Я физически ощущал, как зубастая пасть хватает за ноги. Загривок заледенел, визг, раздававшийся из моей утробы, мог посрамить иерихонскую трубу.

Еще один булыжник упал совсем рядом, я услышал за спиной рыгающий звук, в тот же миг вылетел на берег, не останавливаясь, пробежал метров сто. И правильно сделал! Рептилия довольно далеко вышла за мной, расстояние до нее не было удовлетворительным для моей психики. Эта была огромная тварь, метра четыре длинной. Она разочарованно открыла пасть, показав мне пилы зубов. Но подходить не спешила. Наверно ее смущала лежащая между нами туша несчастного баги. Похоже, я открыл счет «большой Африканской пятерке», теперь осталось замочить льва, буйвола, слона и леопарда. Или там вместо бегемота носорог?

Дрожащей рукой достал из промокшей сумки свечу. Вопреки опасениями легко воспламенил ее непромокаемой спичкой, окропил кровью.

Туша гиппопотама медленно поднялась, заставив крокодила проявить чудеса акробатики, он резко боком подпрыгнул, развернулся и с хорошей скоростью кинулся к озеру.

- Черт! – ругнулась Вареник, - двадцатку проспорила!

- В смысле? – хрипя, еле выговорил я.

- Мы с Симраном забились, сожрет тебя крокодил или нет. Теперь я ему двадцатку баксов торчу.

- Аааа, так это ты в меня камни кидала?

- Ну конечно же, животное чем провинилось?

По моей команде первый в истории Зомбипотам рысью подбежал к нам.

- Слушайте, сейчас мы все дружно залезем на него. Это единственный доступный вид транспорта.

- И каким образом мы будем на нем держаться? А? – Вареник постучала кулаком по моей голове, весьма обидно. - Эй, там кто-нибудь есть дома или совсем свихнулся от своего, не знаю, как сказать… От своей херомантии?

- Хиромантия, медок, через «и».

- Я знаю…

- Так все! За нами погоня! Смело лезьте на невинно убиенную скотинку, я сделаю так, что никто не упадет.

Зомбипотам наклонился. Я первым подал пример, усевшись почти на голову. Эх, почему я не Жан-Клод Ванн Дамм? Надо тренироваться, растопыренным ногам было непривычно, за мной уселась почти бывшая, замыкающим Симран. Я выбросил огарок и зажег следующую свечу.

- Сейчас вы почувствует некоторые странные ощущения в районе ягодиц, не пугайтесь, это древнее заклинание Вуду, называется «липкие руки».

- Вуду? – переспросил Симран.

- Почему руки? Мы же не на руках сидим? – это Вареник.

Я проигнорировал их вопросы. Не гася свечу скомандовал:

- Ноооо! Пошла родимая.

Зомбипотам вскочил как подорванный и бросился по дороге не хуже чем автомобиль. В меня вцепились руки Вареника, в нее лапы Симрана.

- Сукаааа! Суууукаааа! За что!??? Боже! За чтоооо? – орала мне в уши медок, пока наш эксклюзивный транспорт набирал ход.

Разъяренный гиппопотам способен бежать со скоростью сорок километров в час, правда не дольше двух минут. Зомбипотам выдавал шестьдесят, мчась по горному серпантину прямо к вершине Килиманджаро. Такой экзотический маршрут был выбран не случайно. Духи сказали, что все остальные дороги перекрыты слугами Мамбо и единственный свободный путь вел к вершине, где был сквозной проход на территорию Кении.

Еще лет двадцать мчаться к вершине потухшего вулкана не получилось, просто не было дорог. Но в соседней нищей Кении внезапно обнаружили нефть. Стали появляться деньги, мизерную часть из которых решили потратить на превращение горы в грандиозный туристический аттракцион. Теперь в самой узкой части дороги могли проехать на встречу внедоржники не боясь улететь в последний полет. Естественно до конечной, самой высокой точки приходилось идти пешком, но это занимало не так много времени.

Расстояние, которое нам нужно преодолеть примерно восемьдесят километров. Меньше двух часов безумных скачек, но уже через десять минут я охрип от собственного воя и оглох от рева в уши Вареника. Мимо проносились величественные, сказочные красоты, дважды охреневшие туристы, которых мы чуть не снесли, их заковыристый мат и несколько планеров, сделавших ради нас пару кругов.

Лоа сообщили, что погоня безнадежно отстала, но с острова поднимается вертолет, который страшен не тем, что расстреляет нас с воздуха (я нужен Мамбо живой), а тем, что высадит по следованию нашего маршрута перехватчиков, закрыв проход в Кению.

Что-то резко попыталось сдернуть меня с баги. Я нырнул в мир духов и увидел, как нас нагоняют несколько десятков враждебно настроенных Лоа. Моя знакомая старушенция в чепчике, деловито кромсала отросшими когтями заклинание державшее нас на Зомбипотаме при этом она ругалась, как русский электрик перепутавший фазы. Мой горячо любимый дед, пытался выбить из нашей колесницы мотор – лоа которого я посадил управлять. Баги замедлил движение, его бег стал вихляющим грозя сбросить нас в пропасть.

На встречу вырулил ослик, он шел по своей полосе и сидящий на нем пожилой абориген в ус не дул. Когда мимо пронесся мертвый Бегемот, он даже не шелохнулся, в отличие от взбрыкнувшего осла, меланхолично глядя вдаль.

Но у меня были другие планы.

- Ну, ты и осел дедуля! – закричал, бросая в предка порошок из черной икры и куриных яиц.

Магия Вуду дьявольски злая штука, с кровавыми ритуалами, требованиям к адептам исполнять максимально гнусные вещи, но и она подчиняется русской смекалке. Что есть привычные для нас куриные яйца и совсем непривычная черная икра? Погубленные жизни, готовых народиться живых существ. Магии Вуду не важно, икринки это или результат нечеловеческой жестокости. Главное – условия ритуала соблюдаются.

В деда впились сотни нерожденных рыб и десятки эфемерных кур, они разорвали его дымчатую суть, а затем всем скопом бросились к ничего неподозревающему ослу. Спустя миг они растаяли в нем, поселив дух Лоа внутри. Теперь деду предстоит прожить в ослином теле, безвольным созерцателем несколько долгих лет, пока ушастый не двинет кони.

Не успел я порадоваться победе, как в воздух с родным славянскому уху криком «биомать!» взвился Симран.

- Спаси его! – вцепляется мне в ухи когтями почти бывшая.

- Тпрууу! – скомандовал Зомбипотаму, чего собственно не надо было делать. На кой нам скрипач, т.е. шофер?

Неграмбл удачно прикладывается, так что скала дрожит, затем начинает катиться по дороге, в сторону обрыва. Никакого ограждения нет, поэтому он красиво, в рапиде переваливается, судорожно цепляясь за все, что попадается на пути. Раз! Пальцы бессильно царапают камень. Два! Впиваются насмерть в ослиную ногу. Осел не орел, летать не умеет, поэтому не тратя времени на протест и угрозы, со всей дури дергает конечностью. Симран не пускает. Сидящий на осле абориген, делает вид, что созерцает горы. Я черной завистью завидую его самообладанию.

Тем временем Чепчик, злобно захохотав, принялась отклеивать Вареника. Это меня не устраивает. Бросаю в пламя свечи порошок. Огонь вытягивается, чернеет, принимая форму меча. От всей души бью бабульку пламенем в кариес. Та делает уворот и показывает мне пальчиками неприличный жест, после чего взмывает куда-то ввысь.

Симран сроднившись с ослом, лежит посреди дороги, судорожно хватая поредевшими при падении зубами, воздух. Жестом показываю ему, что бы садился на Баги. В этот момент, как смазанные ядом стрелы появляются враждебные Лоа, любое прикосновение к ним означает остановку сердца. Их не меньше дюжины. Они делятся на два звена, атакуя моих спутников. Единственный способ спасти их, выпустить на перехват моих предков. Начинается куча-мала. Духи рвут друг друга, пытаясь пожрать дымчатую сущность противника. Админа разрывают на части, я ощущаю его боль как свою. Съеденный враждебным Лоа дух, не уходит на перерождение четыреста-сорок-четыре года, отправляясь в безвременье.

Магия вуду, магия ритуалов, предметов, я не могу приказать враждебным духам оставить нас в покое, без жертвенного столба они не подчиняется даже Бокору! Но пламя свечи выкидывает их в безвременье, пусть ненадолго, на несколько дней. Но нам хватит.

Сразу двое противников нападают на Пакостника, но я успеваю поразить их черным пламенем.

Над нами проносится вертолет, мне кажется, что сквозь окно, я вижу зеленые глаза, которые обещают мне все муки ада. Сверху летит такой концентрированный заряд ненависти, что я падаю на колени, выронив свечу. К счастью Лоа дальше справляются без меня, уничтожая врагов.

Хочу отдышаться, но времени совсем нет. Симран кое-как ковыляет к Баги, Вареник протягивает ему руки.

Поздно! Со стороны дороги раздается шум приближающего мотора.

- Слезай! – ору Варенику, освобождая заклятие. Но она недоуменно смотрит на меня, хлопая глазами размером с ослиное яйцо.

- Симран! Снимай ее! Быстрее сука!!! Убью!!!

Неграмбл заграбастал упирающуюся фурию, стягнул ее с Баги.

Я отдаю зомби последнюю команду, Зомбипотам резко бросается на показавшийся, открытый армейский джип, заполненный нехорошими дядями с автоматами. Те недолго думая начинают палить в Баги. Несколько шальных пуль летят к нам и по закону жанра, отрывают мне мочку уха. Мне! Не лишают живота изменницу, не убивают для разнообразия Симарна, в конце концов, хотя бы отстрелите ему пенис! Это будет справедливо! Гребанная Африка! Как же больно!

Зомбипотам врезается в джип. Они образуют готическую конструкцию из мертвой плоти и искореженного металла. Секунду мне кажется, что фортуна переметнулась на сторону Чайковского, повернувшись к нам шоколадным глазом! Джип зависает на ниточке, на тонком, волоске.

- Фу, - дунул, игнорируя кровь, моросящую с уха.

Внедорожник заваливается и вместе с Баги летит в пропасть. Крики обреченных людей, совсем не трогают, зато действительно жалко гиппопотама, он сильно нас выручил! Прости Баги! Надеюсь, твоя душа, принявшая мученическую смерть, переродится в более удачливое тело.

- Что теперь? – устало, спрашивает Вареник, поддерживая Симарна, который как-то умудрился не потерять в суматохе осла.

- Теперь можно смело нажимать клавишу быстрого доступа!

- Чего?

- Макрос, тебе о чем-нибудь говорит?

- Ты вообще о чем!? – начинает закипать неблаговерная.

- Это определенный алгоритм действий, записанный заранее. Допустим, встречается часто в тексте какая-то длинная фраза…

- Иииии!?

- Чтобы не печатать эту длинную фразу, можно ее «повесить» на отдельную клавишу или сочетание клавиш…

- Вы сумели меня потрясти! Я никогда не слышал что бы слово – жопа, говорили так красиво, - слезая с ослика, сказал абориген.

- О! Макрос сработал.

- Вас преследуют плохие люди, - констатировал туземец, оказавшейся не таким уж и старым, сбрей бороду, вымой голову, приодень и из пыльного старика появится мужчина средних лет.

- Очень плохие, - согласился я. – Олимпийские чемпионы по плохишеству.

- Я помогу вам.

- Ничего не имею против.

- Но вам придется заплатить.

Пока шел этот дурацкий разговор, я напряженно думал. Лоа сказали, что вертолет высадил загонщиков у КПП, следовательно пройти на территорию Кении нам не дадут, путь наверх закрыт. Вернуться назад не вариант, нас нагоняет еще один внедорожник, груженный гадкими ничтожными личностями, но с автоматами, что нивелирует их непростую судьбу. Второго Баги у нас нет, осел к сожалению в качестве тарана смотрится бледно.

- Заплатить? – услышал неприятную фразу.

- Да, - абориген указал на мое ухо. – Ты потерял мочку, я хочу ее.

- Мастер, будь осторожен, это Гхул! – посчитали возможным вмешаться духи.

Видели когда-нибудь обычную хвойную шишку? Гхул в своем истинном обличии выглядел почти идентично, если не считать тонкого хоботка, произвольно мигрирующего по телу упыря.

- Я не могу тебе позволить вмешиваться в мои эмоции, гхул.

- Ни в коем случае, Великий Жрец, - титуловал меня упырь. – Кусочек вашей плоти, позволит мне возвыситься! Я стану магистром.

Иерархия гхулов была четко выверена и базировалась на принципах родства. Что бы стать магистром, нужно вылупиться сыном магистра и так из поколения в поколение. Во мне упырь увидел шанс изменить свою судьбу и систему. И ему это может вполне удастся.

- И никакого вмешательства в моего малого ангела?

- Обещаю никакого!

- Договор! – произнес я под протестующие крики лоа.

Наши «руки» соприкоснулись, их обвили невидимые посторонним белые молнии, знак того, что Боги засвидетельствовали сделку.

Гхул оторвал хоботок, отправив его за отстреленной частью уха. Долго искать не пришлось, у этой твари нюх на кровь.

- Два километра вверх, затем метров сто налево, - сказал туземец и попытался уйти, но я ему не позволил.

- Это все?

- Все! – кивнул головой гхул. – Там ваше спасение.

- А конкретнее можно?

- Можно. Торопитесь, ваши физические возможности таковы, что если не приложить максимальных усилий, то плохие люди, настигнут вас быстрее.

- Ты обманул меня!

Гнев начал застилать разума, я вполне мог уничтожить гхула.

- Мастер! – зашептали Лоа, успевшие за несколько секунд слетать на разведку...

Я с недоверием выслушал духов, после чего жестом отпустив упыря, попытался посыпать голову пеплом, за неимением оного, хотел пылью, но ее тоже не было. Гадская страна!

- Значит Великий Жрец? – с подозрением спросила Вареник. Я уж и забыл, что они с Симраном грели уши.

- И жрец, и жнец, и на дуде игрец! Не бери в голову, фигура речи, они так ко всем иностранцем обращаются, хотят пару сотен шиллингов заработать. Недорогие мои, сейчас берем ноги в руки и на пределе возможностей идем за мной…

Но получилось иначе. Я плелся в хвосте, каждую минуту опасаясь услышать приближающийся гул мотора. Монотонные бесконечные шаги давались с большим трудом, каждое движение отдавалось стрельбой в ухе. Умный ноготь показывал, что мы движемся минут двадцать, это означало, что у нас в запасе осталось совсем мало времени, впритык.

Я резко дернул за ноготь, срывая мини-гаджет, естественно повредив родной пальчик. Чертыхаясь, разломал гений технической мысли. Это действие стоило мне ровно миллион евро. В этот момент, встроенный в ноготь портативный передатчик отправлял сигнал SOS на спутник, подписанный моей электронной подписью. Раньше это сделать не удавалась, так как прототип устройства был еще не доработан и не видел спутник. Сейчас в горах ему удалось найти фиксирующий канал. Хотя не факт, что все сработало. В идеале мой крик о помощи, передается в ближайший отдел интерпола, оттуда агенту находящемуся ближе к точке бедствия. Агент должен оперативно собрать кавалерию, которая жаждет меня спасти. Допущений, конечно много. Но было два фактора, которые могли гарантировать, что интерпол (если до них дойдет сигнал) попытается меня вытащить из темного, неароматного места. Первый несущественный, те самые миллион евро награды за живое тело, второй более серьезный. Я обещал отгрузить первые рабочие образцы международной полиции, скажем так…по себестоимости.

Впереди маячил Симран поддерживающий Вареника, это было почему-то очень обидно. Альфа самцом я себя больше не ощущал и гаденько думал, что возможно и стоило бросить их там подыхать, сволочей неблагодарных. Может сделать из них зомби-бомби, оставить на дороге, тогда мне точно хватит времени. Какая привлекательная идея. Бокор я или нет?

Парочка прелюбодеев свернула, мне пришлось поднажать, отдавая последние силы. За поворотом оказалось ровная рукотворная площадка, метров пятьдесят на пятьдесят оканчивающаяся крутым обрывом. Здесь скалы чуть отступили, позволяя воздушным потокам, разгуляться. Порыв ветра налетел, как боксер-профессионал, нанес удар в голову, прошелся по туловищу, вскользь погладил затылок. Я мгновенно продрог.

Вареник с шофером выглядели потрясенными, еще бы! Они слегка стали догадываться, что их ждет.

- Вы из группы Домбанзо, киприотские туристы?

На площадке мы были не одни. Двое африканцев, одетые в легкие курточки, занимались тем, что расправляли парашюты парапланов. Третий, наверно главный в этой компании, похожий комплекцией на сдувшийся мячик задал вопрос в располагавшее лицо Симрана.

- Самые что ни на есть киприотские! – радостно подтвердил я. – Десять баллов из десяти по шкале киприоткости, ну может девять, не меньше!

Шарик дружелюбно посмотрел на меня и сбледнул с лица, что при черной коже серьезная заявка на дебют в передаче – «Танзания ищет таланты».

- Забери меня шайтан! Живой Nyeupe Shetani! Вот так удача!

Он достал откуда-то из недр дутых штанов нож и решительно двинулся ко мне, его товарищи, побросав работу, натянули на лица счастливые улыбки и тоже вооружились колюще-режущим оружием.

- Я стану богат, - обрадовал меня шарик, делая пассы вооруженной рукой. – Куплю квартиру на берегу Сены, буду каждый день иметь по француженке и ходить плевать с Монмартра на парижан.

- Симран! Самое время вмешаться! – громко сказал я, запуская руку в сумочку.

Тут надо отдать ему должное, он решительно поднял кулаки и шагнул в сторону противников, но его остановила Вареник.

- Господа, - к нам вы имеете претензии?

- Вау! А ведь вы Варвара Анатольевна, мудак! – сделал я интересный вывод, оставшийся без внимания.

- Никаких, - захихикал главарь, - но у меня никогда не было белой женщины, да и свидетели нам не нужны. Парни, скиньте качка, бабу пока не трогайте. Ты моя хорошая, толстая, все как я люблю.

- Вы делаете ошибку, - медленно отступая, сказал я. – Мы иностранцы, нас станут искать…

- Ты ничего не понимаешь дурак, - усмехнулся воздушный инструктор. – Твое тело источник миллионов, за один палец станут глотки грызть, да что я тебе объясняю.

На пределе слышимости уловил звук мотора, наши преследователи появятся с минуты на минуты.

Я достал из сумочки маленькую тряпичную куколку. Она выглядела с одной стороны неказисто. Вместо глаз разноцветные пуговки. Рот грубо вышит толстыми нитками, волосы похоже на солому, тельце обмотано бинтами. Нелепо выглядела гендерная принадлежность игрушки, в виде гипертрофированного мужского репродуктивного органа. С другой стороны маленькая куколка притягивала взгляд, она смотрела с какой-то лютой злобой и казалась живой. Я вытянул ее в сторону шарика.

- Что это? – недоумевающее хрюкнул он.

- Это не что, а кто. Это ты.

Тонкая булавка проткнула вышитое красным сердечко. В этот момент, губы куколки растянулись в зловещей улыбке, она беззвучно захохотала, превращаясь в пепел на моих руках.

Бандит зашатался, рука выронила нож, схватились за грудину. Он неуверенно сделал шаг ко мне, попытался что-то сказать, но вместо этого кашлянув черной, как ночь кровью, упал замертво.

- Жалко куклу, - грустно сказал я. – Столько сил на нее ушло. Для тебя между прочим Симран готовил, но видно любит тебя шоферской Бог.

Подельники шарика синхронно избавились от ножей и бросились в сторону поворота, чего-то вереща на суахили. Надеюсь, каннибалы включат их в меню.

Шофер же выглядел хреново. Со вздохом опустился на камень, держа ладонь на сердце. И, не мудрено. Вольт (кукла Вуду) предназначался ему. Я несколько дней готовил поделку, вложив в нее вещи принадлежавшие шоферу, после чего избивал Вольт, проклинал, ну и осквернял. Это необходимые действия, что бы магия сработала. Никто кроме Бокора не смог бы перенаправить проклятие Вольт на другого человека. И я не уверен, что такой трюк сработает снова.

Вареник опустилась рядом с Симраном поглаживая его лохматые космы.

- Ничего с ним не будет, - сказал я, одевая ему на шею, найденный в сумке гри-гри.

Этот амулет почти полностью блокировал магию вуду. Травы, из которых состоит гри-гри, я собирал почти десять лет. Неграмбл сразу порозовел.

- Если он сейчас не встанет, ничего с ним не будет и его не будет. У нас меньше минуты! Повторяйте за мной.

Я подошел к лежащему параплану, встал лицом к его куполу, затем пристегнул карабин крепления ремней к стропам, пропуская их крест на крест через себя.

- Мы полетим на этом!? – в голосе Вареника послышался ужас.

- Пи-пи-пи Суки! Это я мат запикиваю, да! В этом числе Пи, все, что я о вас думаю! Тридцать секунд и вас нет! Совсем нет!

Они стали неловко соединяться с парапланом.

- Поторапливайтесь! – орал я. – Вот так! Смотрите на меня! Поворачиваемся спиной к обрыву! Защелкиваем карабины! Теперь внимательно, у вас будет всего один шанс, но это лучше чем оказаться в желудке у каннибалов. Управление простое. У параплана две стропы...

- Стропы? – с паникой в голосе спросил Симран.

- Вот эти красные хрени, похожие на рукоятки детских прыгалок. Тянете вниз правую хрень, поворачиваете направо, тяните влево соответственно налево. Если потянуть обе вниз приземлитесь…наверно.

- Ты когда-нибудь управлял этой хреновиной? – с болью выдавила Вареник.

- Конечно, - легко соврал я, - даже курсы закончил. – Тебе диплом сейчас показать?

- Как-то ты слишком уверенно ответил.

Из-за поворота показался армейский джип.

- Повторяем точно за мной, - заорал я, бросившись бежать спиной к пропасти, натягивая ремни на себя.

Купол взвился, надулся от ветра, встал почти вертикально это хорошо, это шанс прожить еще чутка. Я развернулся лицом к обрыву, поднажал и на самом краю подтянул ноги.

Позади раздался визг тормозов, лающие команды остановиться. Ага, только пару кругов нарежу.

На параплане ранее летал единожды, в тандеме. За моей спиной обидно висел инструктор, управляя пепелацем. Тогда пообещал себе, что больше никогда, ни за что, ни за какие коврижки. Как же меня мутило! До посадки дотерпел, но затем трижды ходил обниматься с унитазом. Воспоминания остались ужасными. Однако в критический момент, я словно вытаскивал из памяти фотографии, безошибочно вспоминая последовательность действий.

Вопреки моим надеждам прелюбодеи не полетели камнем в низ. Они орали, визжали, ругались матом, но оставались в воздухе, что является грубым статистическим нарушением! А может виной тому лоа, которые надували купол и следили, что бы эти два не самых лучших человека продолжали ими оставаться? Не знаю. Мне было хорошо.

Ветер продувал, пытался закрутить, лишить уверенности, завязать стропы узелком, но мне все было в кайф. Тогда он принял меня, уже без агрессии, бережно помогая танцевать на воздушных потоках.

Щемило сердце. От невозможной красоты, которая открылась для меня лишь сейчас. От обиды, что я не знал этого ранее, от огромного желания втянуть этот мир в себя. Наверно, такое чувство испытывают космонавты впервые увидев землю в иллюминаторе. Я узрел лишь малую часть творения и мне хватило. Кому-то надо посетить Вифлеем, кто-то совершает паломничество в Мекку, третий отправится к ступам Рамбхар, иной окунется в воды реки Иордан, другой приклонит ноги у стены плача или отправится на Тибет. Каждый человек, кто миг, а кто всю жизнь, ищет просветления. Меня оно настигло здесь…

Ко мне подлетел недовольный орел. Он что-то негодующе каркнул и стал как-то плотоядно посматривать на купол.

- Товарищ орел! – силясь перекричать ветер, попытался донести мысль до птички, - летели бы вы дальше.

Однако птиц решил вступить в конфликт, ему было наплевать, что я вот-вот достигну нирваны. Он клюнул стропу, от чего меня резко дернуло влево. Тогда я плюнул в него, попал между прочим.

Гадская птичка, издав негодующий крик «Ий-я!», совершила красивый оборот и повторила маневр. На это раз я был готов и чуть изменил угол, в итоге орел промахнулся, но не отказался от своих гнусных намерений. Только теперь объектом атаки стал я.

Полет перестал казаться томным. Я резко ощутил страх и уязвимость своего воздушного судна. Тем более, что Кенийская земля, к которой я до сего момента благополучно планировал, стала подозрительно быстро приближаться. Хорошо еще, что лоа напуганные расправой над дедом соглашались подчиняться без ритуала.

Я приказал духам замедлить свое падение, с орлом же поступил гуманно. Один из лоа подлетел к птичке, слился с ней и превратился во вторую голову. Получился герб России. Я аж прослезился, столько настольгического было в крылатом мутанте. С человеком такой трюк бы не прошел, малый ангел не позволит, с птицей иной коленкор.

- Не всякий орел удостаивается права на решку, - мудро сказал ошарашенной птичке.

Но пернатому было явно не до меня. Он, то начинал падать, то набирал высоту, то кружился вокруг не в силах осознать происходящее. Как же это похоже на мою историческую родину. Конечно на Конго!

Как бы там ни было, впереди маячила финальная точка. Оглянулся, сладкая парочка все еще держалась в воздухе и, судя по всему, надеялась удачно завершить полет.

Детали ландшафта стали приобретать четкость, я начал планировать место посадки. Именно в этот момент раздался гудящий звук вертолетных винтов. Мамбо, чье имя я так и не узнал, решила пойти ва-банк, нарушив воздушное пространство Кении.

В данный момент я ничего не мог предпринять, лишь сосредоточится на приземлении, с которым было не все так гладко. Земля приближалась рывками, наверно не надо так резко натягивать стропы управления. Волнительный до усрачки момент!

Я еще успел зафиксировать, что на обозримом пространстве нет толп спасителей, спецназа интерпола и пограничников. Эти ребята были бы как нельзя кстати!

Миг назад до земли оставалось несколько десятков метров, как савана прыгнула к ногам! За пару ударов сердца, я стал усиленно перебирать конечностями, пытаясь предугадать момент воссоединения с землей. Мир сузился до круга, в котором я видел лишь свои ноги и проносящуюся слишком быстро дорогу. Лодыжки пронзила боль, я бежал на пределе сил, но все равно не удержался и проехался по земле, срывая с живота кожу.

Я лежал, ощущая себя довольно скверно и, не собирался вставать до второго пришествия, но меня подстегнул дикий вопль сверху, призывающий падшую женщину, гомосексуалистов, самку собаки в множественном числе. Вареник истово молотила ногами по воздуху. Как ей удалось оказаться так близко от меня? Параплан Симрана виднелся, чуть ли ни на километр правее.

Пришлось со вздохом, изображающим вселенское одолжение (хотя так есть) подниматься и ковылять к изменнице, но дойти до нее мне не удалось. «Фьють-фьють-фьють», взвились перед ногами фонтанчики, каменные крошки больно царапнули щеку.

Я медленно развернулся, зная, что сейчас увижу.

Мамбо стояла возле раскрашенного в камуфляжные цвета вертолета, окруженная десятком суровых дядек, каждый из которых наставил на меня пушку. Верховная жрица Вуду смотрелась потрясающе в белоснежном брючном костюме. Вокруг нее летали озлобленные Лоа. Бабулька в чепчике послала мне воздушный поцелуй. Остальные духи были готовы растерзать меня по первому приказу хозяйки.

Между нами было метров двадцать, но я не спешил их преодолевать. Мне сообщили на ушко приятную весть…

Мамбо пристально смотрела на меня, ее зеленые глаза заволокла дымка мечтательности, они переживала момент триумфа. Некстати вспомнилось ее обнаженное тело. Я поставил пальцы перед губами буквой «V» и сделал языком несколько обескураживающих ее движений. Странно, простое действо, а поставило в тупик. Лоа в чепчике картинно схватилась за сердце и демонстративно сплюнула дымом.

- Красотка! Надеюсь, ты успела подготовиться к нашей встрече?

Она поманила меня пальцем, я проигнорировал порыв и уточнил:

- Депиляцию сделала?

Наконец такое приятное бешенство охватило ее прекрасное лицо. Я физически ощутил направленный вектор ненависти, заставивший тело похолодеть. Тогда я собрал все, что накопилось в моей душе черного, все предательства, унижения, насмешки, злость, ярость, разочарования и швырнул в ее злобную рожу. Нннн-ааа!

Мамбо охнула, как от удара под дых. Сразу же один из наемников вскинул автомат и плюнул в меня огнем. Пуля ударила в бок, повалила наземь.

- Док!- мысленно обратился к Лоа, - не подведи.

- Все сделаю мастер!

Мука, которая обрушалась на меня, была в сотни раз сильнее, нежели та, что я испытал от пули. Эта боль могла убить! Сейчас за десяток секунд, тело выполняло работу нескольких месяцев.

Я поднялся, улыбнулся маской смерти, заставляя наемников в ужасе отшатнуться. Так мое лицо преобразилось из-за мгновенного исцеления. Да и сам я стал высохшим скелетом, организм вытянул все что было на восстановление, одежда повисла бесформенной кучей.

На мамбо было страшно смотреть, за минуту она потеряла в моем лице пятьдесят лет жизни и снова обрела. Она повернула искаженное яростью лицо к выстрелившему стрелку. Тот попытался, что-то сказать, поднимая руку в жесте мольбы. Мамбо погладила его по волосам, которые стали топорщиться, как наэлектризованные и почти нежно погрузила пальцы в грудь. На нас обрушилась тишина, все затаили дыхание. Мамбо аккуратно достала руку, на ладони лежало сердце, которое продолжало биться. Наемник жил! Он смотрел на ладонь Мамбо, в глазах стоял такой ужас, что я отвернулся. Раздался звук, как будто что-то лопнуло. Высшая жрец Вуду брезгливо вытерла руку о рубашку жертвы и лишь тогда позволила телу упасть.

- Всем оставаться на местах, сложить оружие, работает интерпол!

Неожиданно для Мамбо раздалась команда из-за спины. Я давно видел как не меньше сотни масаи крадучись подходят к вертолету. Среди них были Симран с Вареником, выглядели они взлохмаченными, но целыми. Идиоты наемники, не догадались контролировать тыл, а мамбо была слишком уверенной в себе, что бы приказать духам глядеть по сторонам.

Жрица, не разворачиваясь, повернула голову, с усмешкой рассматривая масаи. Те представляли собой пестрое зрелище. Вооруженные копьями, луками, дубинками-морани, они не казались грозными, скорее забавными, с ними хотелось сделать селфи.

Мамбо посмотрела на меня, в ее глазах я прочел приговор нам всем, она не собиралась отступать. Тогда я достал длинную десятисантиметровую иглу, затем медленно, так что сначала показалась голова, затем туловище и ноги, явил Вольт.

Это была кукла Вуду изготовленная для Вареника. Скорее всего, я бы никогда ее не применил, но хотел иметь возможность. Что бы уничтожить Мамбо этой куклы было недостаточно. Трюк, сработавший с инструктором-бандитом, не сработает с верховной жрицей. Для нее нужен личный Вольт, несущий в себе частичку Мамбо, неважно какую, волос, кровь, слеза, подойдет любая ДНК. Можно ограничиться предметом одежды. Например, для Вольт Симрана использовал его носок. Но тогда эффект будет слабее.

Я блефовал. Мамбо могла допустить, что находясь на острове, я мог найти что-то принадлежащее ей и даже, чем черт не шутит, раздобыть ее волос, но вероятность этого исчезающее мала. Хотя вот он – Вольт! С женской грудью и черный, как кожа Мамбо. Это я постарался, обмазав куклу грязью.

На лице жрицы сменилось куча эмоций, мне показалось, что она рискнет, солдаты откроют огонь, а духи начнут уничтожать масаи. Но наверно она любила себя столь сильно, что поверила в мой блеф.

Конечно, ни о какой сдаче речи быть не могло, это понимали и масаи, не спеша бросаться в бой. По лающей команде наемники стали грузиться, бросая на нас недружелюбные взгляды. Лопасти вертолета завертелись, Мамбо осталась стоять одна, буравя меня взглядом зеленых глаз. Я легко прочел ее мысли, она боялась, что игла пронзит куклу. Демонстративно сломал острие, откинув далеко в сторону. Вольт аккуратно убрал в сумочку.

Мамбо задумчиво проследила полет иглы, затем усмехнувшись, отвесила мне легкий поклон. Я ответил тем же, мысленно и явственно обливаясь потом.

Вертолет поднялся, завис над нами, притягивая взгляды к массивному пулемету, нацеленному на нас. Я послал воздушный поцелуй и развернулся к спасителям. Выстрелов не последовало.

- Агент Интерпола воин масаи! Чудеса! – сказал, пожимая руку, тому самому масаи, что приветствовал меня в аэропорту Найроби.

- Глобализация сука! – обезоруживающе улыбнулся он. – Кстати, мастер, когда я смогу получить свои деньги?

- Да хоть сегодня! Я свое слово держу. Кстати, а зачем масаи деньги? Вы ведь это, природой живете, цивилизации чураетесь.

- На тигров, - ничуть не обиделся вопросу агент. Видя мое недоумение, пояснил. – У нас считается, что юноша не может стать мужчиной пока не убьет тигра, а с ними в Кении напряженно. Вот и ходят толпы сорокалетних бездетных юношей, ибо жениться им не положено по статусу.

- И сколько стоит один тигр?

- Мы недорого берем, у одного заводчика с Крыма, по двадцать тысяч евро. Там у него целый сафари парк.

- Ближе нет? – удивился я.

- Есть, но дороже.

- Вы их действительно убивать будете?

- Да нет, - оскорбился масаи, - мы что, звери дикие? Нам американцы специальные винтовки поставили. Стреляют капсулами со снотворным, убойная штука. Слон за пять секунд отрубается. Устроим гуманную охоту, так тигров на всех хватит.

- Ну, вы и заморочились!

- А что делать? Гринпис не дремлет.

- Это точно, - сказал и спокойно упал. Все эти разговоры про сон, включили обратный отсчет усталому телу. Мне надо было поспасть сейчас, немедленно.


***

Бритиш Эйрайнс хорошая компания, правильная. Стюарды предупредительны, пылинки с меня сдувают. Помнят. Как увидели, сразу засуетились. Виски принесли, дорогое, такое на борту даже в первом классе не наливают, специально заказывали. Варенику подарили набор косметики Sephora из каталога, Симрану преподнесли часы, копеечный Apple Watch за пятьсот евро, но неграмбл был счастлив как ребенок, мне же араб-стюард передал красивую, деревянную шкатулку, обитую бархатом. На шкатулке были вырезаны мои инициалы. Любопытно.

Шкатулка открылась с мелодичным звуком, внутри в ложементе покоился Вольт. Он был выполнен с тщанием и любовью. С филигранной точностью повторяя черты лица, изъяны и трещинки, копируя мимику и выражение глаз. Он был живым.

Рядом лежала записка. Я взял ее и одновременно услышал тихий щелчок. Из противоположенного угла шкатулки вылетала тонкая спица, она легко прошила бархатное сердце куклы.

- Что там у тебя? – спросила Вареник.

Она, не взглянув толком на бывшего мужа забрала клочок бумажки из его мягкой руки. Там было написано всего три слова: Kwaheri nyeupe shetani. Прощай белый дьявол…




Необходимое пояснение.

Все изложенное выше плод моей фантазии, процентов на 90 точно. Поэтому не пытайтесь без опытного инструктора проплыть на зомбипотаме даже метр. И не стоит прыгать со скалы на параплане, если вы не закончили соответственные курсы инструкторов.

А вот если вы негр-альбинос, то воздержитесь от поездок в Африку, это действительно небезопасно. Местное население верит, что тело альбиноса способно вылечить любую болезнь. Только за последний год в Танзании было убито более 50 человек, отличающихся от соотечественников цветом кожи. Их не просто убили, их разобрали на органы, которые продали шаманам. Расчлененные органы альбиносов уходят за большие деньги к покупателям из Демократической Республики Конго, Бурунди, Кении и Уганды.

Да, на правах рекламы. Покупайте умные ногти!

25
8
Комментарии
О ёпрст..... хоть кто то это дочитал????
Полагаю, чтецов гораздо больше!)))
Надеюсь. Пару недель по онлайн библиотекам разлетится. Посмотрю на реакцию.
Для меня несколько жестковато. Но всегда нравится твоя фантазия, неожиданные повороты событий))
Благодарю.
С этой сказкой получилось любопытно. 1) Я услышал одну фразу из которой все выстроилось. 2) Оплатил билет в Танзанию по ошибочному тарифу.
И лишь потом узнал, что в Африке так "любят" альбиносов.
Вот оно как ...у меня часто нужная информация тоже приходит из ниоткуда...вроде как случайно)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.