Вход Регистрация

Мы из СССР

Создано 02.12.2019
Сейчас онлайн: 35 участников

Дед спецназа.

Лучший советский диверсант Второй мировой
В деле подрыва вражеских зданий и пуска поездов под откос Илье Старинову не было равных в Красной Армии. Адольф Гитлер лично объявил награду за его голову.
«Великий подрывник», «дедушка советского спецназа», «бог диверсий», «гений минной войны» — так называли полковника инженерных войск Илью Григорьевича Старинова. За весь период Второй мировой войны под его руководством было проведено 256 подрывов мостов и пущено под откос 12 тысяч эшелонов противника.
Старинов как сам участвовал в операциях, так и занимался подготовкой и обучением диверсионных и партизанских отрядов. Кроме того, им лично был разработан ряд минно-взрывных заграждений и диверсионной техники, запущенных в массовое производство.
Испания
Талант Ильи Григорьевича как диверсанта в полной мере проявился в ходе Гражданской войны в Испании, куда он под псевдонимом «Родольфо» был направлен в составе Группы советских специалистов в 1936 году.
Старинов виртуозно подходил к делу. Однажды взрывчатку спрятали в захваченной полевой кухне, оставили на мосту и взорвали, когда по нему проходила колонна войск противника. В другой раз ее положили в ящик, который тащил бесхозный мул и которого обрадовавшиеся неожиданной находке солдаты-франкисты отвели в расположение своей части в укрепленном монастыре Вирхен-де-ла-Кабеса. После взрыва на штурм пошли спрятавшиеся в засаде отряды республиканской армии.
Для того, чтобы вывести из строя важный тоннель на участке Пеньярроя-Кордова, мину замаскировали под автомобильную шину и разместили между рельсами. Проходящий эшелон с боеприпасами для войск Франко зацепил и уволок шину в туннель, где вскоре раздался взрыв. Пожар и детонация боеприпасов продолжались несколько суток.
Самый громкий успех Старинова в Испании стоил ему немало нервов. Дело в том, что минируя железнодорожные пути у Кордовы, его группа была уверена — пассажирские поезда здесь не ходят. При отходе они к большому своему удивлению заметили, что к мине приближается именно такой поезд, остановить который было уже невозможно.
 «Трудной была для меня та ночь. Я не ждал от будущего ничего хорошего. Знал: оправдания не помогут… Опасность нависла над всем нашим делом, налаженным с таким трудом», — писал Илья Григорьевич в «Записках диверсанта». Однако трагедия обернулась триумфом. Утром выяснилось, что под откос был пущен вовсе не пассажирский, а штабной поезд итальянской авиационной дивизии.
По возвращении на родину Старинов чуть не попал под каток разразившихся тогда репрессий. Многих обвиненных в измене и расстрелянных военачальников он хорошо знал, а арестованный Ян Берзин был его непосредственным руководителем в Испании. От трибунала диверсанта спас Народный комиссар обороны маршал Климент Ворошилов.
Личный враг Гитлера
Когда вскоре после вторжения немецкой армии в пределы СССР выяснилось, что советская доктрина «бить врага на его территории и малой кровью» не работает, возникла острая необходимость создания обширной партизанской сети и организации диверсионной деятельности в тылу противника. Здесь в полной мере пригодились навыки Старинова.
В октябре 1941 года шли ожесточенные бои за крупный промышленный центр советской Украины Харьков. Оперативно-инженерной группе Ильи Григорьевича было поручено провести минирование города на случай занятия его вермахтом. В итоге здесь было установлено 30 000 противотанковых и противопехотных мин, около 2 000 мин замедленного действия и свыше 5 000 ложных мин — муляжей, на разминирование которых противник, тем не менее, потратил бы время и ресурсы.
Кроме того, Старинов подготовил немцам особую ловушку. В роскошном доме в центре Харькова, где, как предполагал диверсант, остановится командование противника, была заложена радиомина (350-килограммовый заряд тола), тщательно спрятанная в полу котельной. Чтобы не вызывать подозрений, здесь же в груде угля была спрятана мина-«поплавок», не предназначенная для подрыва.
Когда немецкие саперы обнаружили и обезвредили отвлекающую внимание советскую мину, в доме расположился генерал-лейтенант Георг фон Браун и штаб 68-й пехотной дивизии. 14 ноября в 5 утра настоящая мина была активирована по радиосигналу на расстоянии 300 км от Харькова. Мощный взрыв привел к гибели как Брауна, так и всего командования дивизии.
Гитлер был в ярости от произошедшего. После того как военная разведка Третьего Рейха выяснила личность организатора диверсии, за голову Старинова была назначена награда в 200 тысяч рейхсмарок.
Немцам так и не удалось поймать дерзкого диверсанта. До конца войны Илья Григорьевич занимался организацией партизанской борьбы в тылу противника, курировал взаимодействие между советскими войсками и Национально-Освободительной армией Югославии, а также руководил разминированием дорог в Венгрии и Германии.
Дед спецназа
В послевоенное время Илья Старинов сосредоточился на преподавании в учебных заведениях КГБ. Он подготовил не один десяток высокопрофессиональных сотрудников спецназа, которые ласково звали его «дедом».
Старинов был награжден десятками медалей и орденов, но ни разу не получил главную награду страны. Три раза в Советском Союзе и два раза в России его хотели представить к званию Героя, но всякий раз награждение срывалось. Причиной стал неуживчивый и прямолинейный характер диверсанта, его привычка высказывать начальству правду в лицо.
Хотя ему так и не удалось стать генералом, Илья Григорьевич относился к этому легко. «Лучше быть живым полковником, чем мертвым маршалом», — говорил доживший до ста лет Старинов.
Серго (Шерхан), 51
0
262