Вход Регистрация

Мы из СССР

Создано 02.12.2019
Сейчас онлайн: 26 участников

Полководец одной битвы!

Великий русский полководец, прославившийся всего одной баталией
Порой может сложиться такое ощущение, что этот русский полководец словно появился ниоткуда, пролетел, как яркий метеор (если угодно, как Челябинский метеорит, только шарахнувший по Пруссии) и опять ушел в небытие. Осталась только слава русского оружия, одна из самых великих и славных побед. И далеко не всегда вспомнят, кто вел русскую армию к победе на поле Кунерсдорфа, далеко от России, поблизости с Франкфуртом-на-Одере. Какой-то из Салтыковых, старый дед, победивший Фридриха.
Его современники обращали внимание не на военные успехи Петра Семеновича Салтыкова, которые все равно в итоге так ни к чему и не привели, потому что Россия в итоге вышла из Семилетней войны, а на то, что командующий русской армией был прост в общении и не выделялся своим внешним видом:
    «…Старичок седенький, маленький, простенький, в белом ландмилицком кафтане, без всяких дальних украшений и без всех пышностей, ходил он по улицам и не имел за собою более двух или трёх человек… Он казался нам сущею курочкою, и никто не только надеждою ласкаться, но и мыслить того не отваживался, чтоб мог он учинить что-нибудь важное, столь мало обещивал нам его наружный вид и все его поступки…»
записал в своих «Записках …» Андрей Болотов, вспоминая, как они удивлялись, что командовать русской армией поставили генерала, который до этого командовал всего лишь ландмилицией, размещенной в Малороссии.
И в самом деле, когда Салтыкова назначили командовать русской армией, ему был уже 60 лет. Это и по нашим временам приличный возраст, а по тогдашним – тем более. И хотя он, как и положено представителю рода Салтыковых всю жизнь служил, но звезд с неба не хватал. Или не давали ему их хватать, потому что как оказалось, в военном деле и стратегии он понимал очень хорошо, а вот в политике – не очень разбирался или, опять же, не дали ему такой возможности.
Главным делом его жизни стало сражение при Кунерсдорфе, в котором Салтыков наголову разнес прусскую армию, помножив его на ноль. И при этом как-то совершенно забывается другое сражение, случившееся за месяц до Кунерсдорфа. Под Пальцигом армия Салтыкова разгромила пруссаков, укрепившись по приказу своего командующего на высотах и противопоставив выучке прусских солдат убийственный ружейный и артиллерийский огонь. И так же, как потом под Кунерсдорфом, Салтыков вынудил пруссаков атаковать, проредил их ряды, а потом добился успеха решительным ударом.
Через месяц, под Кунерсдорфом, когда дело дошло до столкновения с самим королем Фридрихом, Салтыков придумал буквально подсунуть «прекрасную» идею – атакуй мой левый фланг. Видишь, центр и другой фланг на высотах и укреплены, а левый – ослаблен. Давай, атакуй… На самом деле левый фланг как раз и готовили к атаке и ударно укрепляли, готовясь, что пруссаки ударят как раз по нему. Правда, Салтыков все-таки не учел, что Фридрих пойдет в атаку настолько быстро и его люди до конца, как планировалось, укрепиться не успеют. Поэтому дальше в дело вступила стойкость русских солдат.
И ведь Фридрих все-таки смял левый фланг русской армии, после того, как он понес огромные потери. Он уже считал себя победившим и даже послал победную реляцию в Берлин. Но решил завершить дело, разгромив еще и центр русской армии, закрепившийся на высоте Шпицберг, а в ответ получил мощный контрудар русских.
Контрудар оказался таким, что прусская армия рассыпалась, а сам король потерял шляпу, чтобы мы теперь могли посмотреть на нее в Петербурге в музее Суворова. После чего Фридриху Великому ничего не оставалось, как произнести одну из своих эпичных фраз:
    «Все пропало, спасайте двор и архивы»,
а Салтыкову – написать победную реляцию в Петербург государыне императрице Елизавете Петровне.
Жаль, что закончилось все «Первым чудом Бранденбургского дома» - на Берлин, чтобы закончить войну, русская армия, так и не пошла. Сказалась политика и большие потери, которые понесла армия в ходе сражения. Потом не стало Елизаветы и Петра Семёновича Салтыкова отправили из армии на покой.
В дальнейшем он некоторое время губернаторствовал в Москве и не справился с «чрезвычайной ситуацией». Когда в Москве разразилась чума 1770 года и начался бунт, ситуация вышла из под контроля старого губернатора и он с ней не справился. Исправлять все пришлось Григорию Орлову.
А про пожилого фельдмаршала все настолько забыли, что когда его через год не стало, Салтыкову даже забыли или специально не стали оказывать воинские почести. И тогда в его имение приехал родной брат воспитателя наследника Павла Петровича - генерал Петр Панин, который встал около гроба Салтыкова с обнаженным палашом на дежурство, заявив, что будет стоять на часах, пока не появится положенный покойному фельдмаршалу почетный караул. Не самая хорошая история, которая совершенно не красит Екатерину II.
Стоит еще отметить, что сын Петра Салтыкова – Иван пошел по стопам отца. И тоже стал и русским фельдмаршалом, и московским генерал-губернаторам. Хотя больше запомнился по язвительным отзывам Суворова, вместе с которым ему довелось воевать с турками. Но это уже совсем другая история.
А Петр Семенович Салтыков так и остался в истории полководцем одной битвы. Но зато такой, что свое место среди других героев и великих людей на памятнике «Тысячелетие России» однозначно заслужил. Он там есть – рядом с Бурхардом Минихом.
Серго (Шерхан), 51
2
27
Вообще-то Салтыков провёл несколько сражений с Фридрихом и все закончились его победой. Скорее. он полководец одной войны, в которой вырос талант Румянцева, Суворова и многих других генералов. прославивших русский штык!