Вход Регистрация

Радуга - ЛГБТ

Создано 13.05.2010
Сейчас онлайн: 2 участника

Роман "Любовнички" 64 часть

– М, а ниче так... – задумчиво смакуя во рту загадочную водичку, констатировала госпожа Белова. – А ты чего не пьешь? 
– Не знаю... – Яна брезгливо отодвинула свою плошку. – Что он имел ввиду? Что мы сейчас отправляемся? Не пойму, почему просто не объяснить? Идиотизм... – она все-таки еще раз понюхала напиток. – Странная какая-то штука. 
– Просто ты не доверяешь людям, – Анж развернулась к собеседнице и легонько толкнула ее в плечо. – Как можно быть настолько нелюдимой? Такое ощущение, будто у тебя одни враги кругом! Они профессионалы, они знают, что делают. Много ты понимаешь в мореплавании и местном климате? Не забывай, что они и за свои жизни немного волнуются. 
Вишневич окинула взглядом окружение: туристы из их группы почти все покинули общий стол и разбрелись, кто куда; Херальдо и Ромео, о чем-то беседуя, допивали остатки своего варева из котла; Мигель и Илья стояли на пляже, у самой кромки воды, они спорили, и гид явно выигрывал в перепалке. 
– Ладно... – Яна пригубила из плошки. – Может, где-то ты и права, но меня раздражает сам факт неизвестности. Будто бы мы – стадо безмозглых овец, и можно водить за нос, сколько влезет. 
– Ничего подобного, – Анж встала со скамейки. – Ты... ты просто заранее принимаешь позицию ущемленной, даже не пробуешь допустить, что кто-то искренне не желает тебе зла и... – Она не договорила и зашагала обратно в глубину острова. 
– Стой, ты куда?.. 
Блондинка не отозвалась, продолжив путь, и Яне ничего не оставалось, как пуститься за ней вдогонку. Она залпом проглотила то, что осталось в плошке, потому как после обеда ужасно хотелось пить, а подозрительное угощение, больше всего напоминавшее ромашковый чай, который так распространен в Мексике, приятно утоляло жажду. Почти у самого бунгало Вишневич удалось все-таки остановить Ангелину. Та, очевидно, была чем-то расстроена, потому так скоро и убежала к дому. 
– Анж, в чем дело? – остро ощущая, что помимо неприятного эпизода с Ильей за столом, есть еще что-то, что не дает ей покоя. – На что ты сердишься? 
– Ни на что... – она отвернула лицо. – Не выспалась. 
– Это... из-за... того, что ночью... было?.. 
Яна просто не знала, как еще это назвать. Поцелуй? Их было даже два, один из которых плохо укладывался в рамки этого определения. Черт возьми, фактически они едва не переспали! И ладно бы все сводилось к заурядному пьяному безумству, сейчас Яна всецело осознавала, что это не совсем так. 
– Анж... – требуя ответить, тихо позвала она. 
– Да с чего ты взяла, что меня это беспокоит?! – неожиданно резко выпалила госпожа Белова. – Похмелье у меня, что непонятного?! 
И в визгливых нотках ее голоса, истерично подрагивающего на заключительных слогах, отчетливо слышались ложь и отчаяние. Анж еле-еле сдерживала слезы, и ее мягкие щеки раскраснелись от напряжения. Она глядела на Вишневич с такой ненавистью, что у Яны сжалось сердце, не верившее в истинность этого облика. Она потянулась к ее локтю, чтобы попытаться как-то успокоить, но Ангелина моментально вывернулась. 
– Да прекрати ты меня лапать! – заорала она так, что, наверное, с берега было слышно. – И знаешь что?!.. Да! Это из-за того, что было ночью! Я была пьяна, а ты этим воспользовалась! 
– Что?.. – в глазах почернело от такой нелепицы, Яна отшатнулась прочь. 
– Да! Это ты бросаешься на все подряд! Лео, Вика, теперь меня домогаешься! А я не такая, поняла?! – Анж продолжала наступать на пятившуюся от нее Вишневич, неся без разбора подряд все, что могла сочинить на ходу. – И не смей ко мне больше приставать, слышишь?! И вот еще!.. И не отворачивайся, когда я с тобой говорю!.. – Яна действительно отвернулась и невидящими глазами уставилась в землю; ее как-то странно покачивало. Наконец, она короткими неуверенными шагами обошла сбоку Анж и очень медленно побрела к дому. – Я еще не договорила! – никак не могла остановиться госпожа Белова, не сразу обратив внимание, что с предметом ее нападения что-то слегка не так. – Ты слышишь меня?! Что ты молчишь?! 
В этот момент Яна пыталась открыть дверь, которую, кажется, заклинило. Она слабо подергала за ручку, уткнулась плечом и хотела поднажать, но тут кружение в ее голове резко усилилось, а дыхание стало горячим и сдавленным, будто в глотку воткнули раскаленную кочергу. Так и не открыв дверь, Вишневич осела вниз на ступеньки. 
– Яна! – возмущенная полным игнорированием, Анж, подбоченясь, вышагивала к порогу. – Ты слышишь меня или нет?! 
В следующую секунду Вишневич обернулась. Кровь с ее лица утекла в неизвестном направлении: губы уже синели, Яна держалась за шею, будто стараясь задушить себя. Глаза выдвинулись из орбит, они были серы и безумны. 
– Что... что с тобой?.. – Анж моментально забыла, что еще мгновение назад хотела устроить грандиозный скандал, и теперь бросилась со всех ног на помощь, схватила обеими руками теряющую сознание девушку. – Яна, что с тобой?! – взмолилась она, даже не зная видит ее сейчас Вишневич или нет; почудилось едва заметное шевеление рта. – Что?.. Что ты говоришь, я не слышу... – говорить Яна уже не могла, гортань сковало спазмом, она из последних сил двигала губами, пытаясь объяснить. – Не понимаю... Сука?.. Что?.. Су.. Сумка?!.. Твоя желтая сумка! 
Ангелина кое–как оттащила с порога отяжелевшую девушку. Она была совершенно неподъемной, но, не понятно почему, Анж ощутила вдруг такой прилив энергии, будто бы в ней только что заменили батарейки. Ей даже в голову не пришло звать на помощь, настолько она была уверена в собственных силах и откуда-то знала, что времени у нее в обрез. Проход был свободен, и госпожа Белова пулей влетела в дом. Где сумка? Где сумка?! Вот она, в углу! Косметичка... Где эта проклятая косметичка?!.. Анж с размаху выдернула искомую косметичку, та чуть было не выпала из ладони, но Ангелина успела перехватить второй рукой и тут же помчала обратно на улицу. 
– Что?.. Что мне делать?.. Скажи, что мне делать?.. – Анж пальцами приоткрыла веки Яне; прошло всего-то секунд тридцать, но состояние ее ухудшалось буквально на глазах. 
Пазухи носа блокировало, рот был открыт, и из него раздавался тихий напряженный хрип, а зрение померкло до полностью размазанной картинки, лишенной красок. Тем не менее Яна смогла разглядеть спасительную аптечку, которую Анж обнимала с таким трепетом, будто грудного ребенка. 
– Что мне делать?.. – Ангелина открыла косметичку, вытряхивая поочередно все, что там лежит, и тут наткнулась на ту самую коробку с длиннющими непроизносимым названием, на которую обратила внимание вчера, пока Яна занималась раненым пальцем. – Это?! – волшебной силой интуиции догадалась она и прочла в синюшных губах еле различимое "да". – Сейчас, сейчас!.. Потерпи!.. – она со злостью рвала коробку, даже не пытаясь открыть ее обычным способом, пока оттуда не посыпались стеклянные ампулы. – Укол?.. – Анж беспомощно подняла глаза. – Я не умею... Я позову Илью! 
На это Яна слабо помотала головой и на секунду подняла руку с двумя торчащими пальцами. "Минуты" – беззвучно проговорила она, и рука опустилась обратно на землю. 
– Две минуты... – повторила Анж. 
На панику времени не осталось. Откуда она все это узнала? Видела в кино? Слышала где-то краем уха? Экстренно обучил всесильный бог, послав волшебные лучи медицинского знания? Если бы кто–нибудь прежде спросил у Ангелины, знает ли она, как поставить укол, она бы в ужасе отнекивалась и все отрицала. Но только не сейчас. Уверенным жестом она достала одноразовый шприц, насадила на иглу. Зубами переломила кончик ампулы и набрала раствор внутрь шприца. "Куда?" – разве что и спросила она, и Яна, почти отключавшаяся к этому моменту, слабо кивнула на плечо. Анж профессиональным ударом проткнула кожу бицепса и медленно вдавила клапан.
Нэд, 36
0
376