Вход Регистрация

Сага о дверных проёмах

 

 
 Недавно ставил автоматические ворота. Надоело встречать жену, совмещая функции дворецкого, дверного доводчика, носильщика и эмоционального пса. То есть выбегать из дому, оглашая окрестности приветственным лаем, споро распахивать ворота, выхватывать сумки из родимых рук, совмещая это с вилянием хвостом и попытками лизнуть хозяйку в щеку. Как-то нерадиво у меня все это выходило. Без должного куражу. Молодцеватости и задора не хватало. Жена корила непрерывно. То честь отдавал недостаточно залихватски, то вид имел не лихой и придурковатый, да и лаял не заливисто. И кланялся не в пояс, а так... формально, без души. Нет, всё же как трудно нынче найти толковую прислугу, сетовала жена. Теперь ей вручен пульт, и я хамски игнорирую приезды барыни. Даже красную дорожку упрятал в подвал вместе с граммофоном. И пластинку с "Встречным маршем" запулил на чердак.

 К чему я это? К тому, что двери - весьма полезное изобретение. Долгие 90е годы я жил при незапертых дверях и временами испытывал с того большие неудобства. Просто, если жизнь у тебя кучерявей лобка негритянки, друзей вагон, а соседи пробегают мимо диаволовых чертогов вороватой рысью и мелко крестясь - двери вроде и ни к чему запирать. Замучаешься бегать гостей встречать.
 А недруги к тебе и так не ходят - здоровье дороже.
 Но, увы, нет правил без исключений.

 Слышал в рекламе, что нет ничего более бодрящего поутру, чем вкус свежесваренного кофе. Готов поспорить. По мне, ничто ТАК не прогоняет сон, как вкус пламегасителя ментовского автомата АКС-74У, что засунули тебе, спящему, в пасть.

 День, начатый таким "добрым утром", ничего хорошего не обещал. Минута на одевание, наручники, пара подзатыльников - и мы с Бегином трясемся в «бобике», пытаясь осознать, какая сторона нашей деятельности вызвала столь живой интерес у правоохранителей.
 - Странно. Это же СОБР. Чем удостоились такой чести?
 - Разговоры!
 - Старшой, чо за дела? Ты б хоть обозначил, в чем проблема?
 - Проблема, что тебе зубы жмут. Помочь решить?
 - Экий ты неласковый. Ладно, не ори. Молчу.
 Приезжаем в отдел, выгружаемся, скачем мимо привычного обезьянника - в камеру. О как. Растем. Странно, что в одну, но кто знает, что у ментов на уме? Может, к наседке посадили - пёс их знает. Но зря они это. Мы и сами не в курсе - в чем провинились. Уж год как пейнтболом заняты - ни афер, ни криминала. То ли по старым делам, то ли обознатушки. Ладно, будем посмотреть. Бегемот, что вернулся с блядок как раз под раздачу, тут же заваливается на нары и засыпает сном младенца.
 В камере довольно многолюдно. Народ явно видавший виды. Смотрят свысока.
 - Первоходы?
 - Чего?
 - Понятно. Статья какая?
 - Не в курсе. Улицу перешли в неположенном месте.
 - Слышь, пацан, не хами...
 - Слышь, не надо со мной на "слышь". Моя статья - мои проблемы. Тебе что за печаль?
 - Ты, сынок…
 - Папаша, хорош воспитывать, а? Сбавь обороты. Кроме шуток - мы сами гадаем, с чего здесь.
 - Ну-ну. Лохматый сейф взломали? Лучше сами признайтесь...
 - Вот ты достал. Узнай у ментов, раз так интересно.
 - А и узнаю.
 Любознательный зовет вертухая, и они с ним о чем-то шепчутся у двери, поглядывая на нас.
 - Херасе. 105я. Кого это вы ушатали?
 - Да был там один. Любопытный очень. Всё вопросами донимал – что да как? Вот и шлепнули его сгоряча...
 - Намёк понял. Так бы и сказал...
 - Так и говорю.
 Сижу, гоняю по извилинам новости. 105я... Убийство с отягчающими... Интересно, кого? Напрягает то, что тема - не моя. В моем букете статей Уголовного Кодекса, где чего только нет, душистый цветок душегубства отсутствует. Что напрягает, ибо хуже нет, когда тебе на горб чужое вешают. Доказать, что ты не верблюд - самое сложное.
 Зовут на допрос. Полная ерунда. Бизона хлопнули. Осспадя, наконец-то. Чёрт переиграл в "Doom" в "режиме Бога" и вел дела в соответствии с полученными навыками.
 - Ты его последний видел!
 - Где?
 - В клубе!
 - Начальник, а ничего, что там полтыщи народу было?
 - У тебя мотив был!
 - Какой?
 - Вы с ним подрались перед этим. У нас показания есть!
 - И что? Бизон мог сцепиться с кем угодно. По 20 раз на дню. У него талант был - людей раздражать. К тому же "подрались" - это громко сказано. Сцепиться не успели - нас охрана растащила.
 - Хорошо. Кто его завалить хотел, по-твоему?
 - Проще сказать, кто его НЕ хотел завалить. Он на всю голову простуженный был. Считай пол-Москвы, наверняка.
 - Где был во время убийства?
 - Я похож на идиота?
 - Очень. Ладно, вали в камеру.

 Вечером друзья притаскивают харчи. Кто-то, оказывается, видел, как нас замели. Бегемот просыпается, мы делим дачку на всех. Сидим, жуём. Подобревший старший уважительно беседует с Бегемотом.
 - Впервые таких первоходов вижу. По 105й привезли, а он весь день дрыхнет...
 - С чего это ты меня в первоходы-то зачислил?
 - Сидел? Не похоже...
 - Не сидел. Но в камере был.
 - По поводу?
 - По подозрению в угоне самолета.
 - И ты отмазался?!!! Гонишь?
 - Не. Правда. Долгая история.
 - Нам спешить некуда…
 Бегин устроился поудобнее и начал свою сагу. Правдивую на 100%. Я её от кучи народа слышал.
 - В Ашхабаде дело было. Там в начале 90х спиртное можно было ночью добыть только в аэропортовском буфете. Мы с другом сознание потеряли и поехали догоняться...
 - Как сознание потеряли?
 - А у него есть такое - как зенки зальёт, так дурмашину включает, - встрял я в беседу. - Они с другом сначала поехали в парк ментов гонять...
 - Чего?
 - В Ашхабаде по тем временам менты не сильно котировались. У местных крутых была такая забава - бегать за мусорами по парку и дико орать при этом.
 - Не город - мечта.
 - Был. Сейчас там все это в прошлом.
 - Ну вот, поехали они в аэропорт за добавкой...
 - Макс - кто рассказывает?
 - Дим - какая разница? Ты ж все равно ничего не помнишь - мы эту историю с чужих слов оба знаем. Ну вот, в аэропорту Лобковский Бегина потерял. А тот неведомо как вылез на лётное поле.
 - Бардак!
 - Не то слово.
 - Дальше история мутная, но он умудрился в самолет залезть.
 - Как?
 - Служил в авиации, а там все замки на воздушных судах одинаковые. Вот он и...
 - И дальше что?
 - Дальше кто-то видел, как он в самолет ломился. Позвонили в ментовку. А по всему Союзу тогда волна угонов прокатилась. По сценарию "Жизнь удалась". Типа, начальник дай мильён, ведро шила и самолет на Канары.
 - Ну. Помню.
 - Во. А тогда все на ушах стояли. А тут этот абрек в самолет влез. Шухер поднялся страшный. Нагнали мусоров пол лётного поля. Потом попёрли брать, а там…
 - А там я уже помню. Просыпаюсь, вися за шкирку - и меня трясет какой-то амбал. Орет так, что мне всю рожу слюнями заплевал. Запомнилось, что из-за меня, пьяни, он со своими людьми час по асфальту полз к самолету, боясь брякнуть амуницией. Заползают в салон, а там от перегара не продыхнуть. И угонщик валяется - в дрова. Пять минут трясли - еле очи разлепил. Нихрена не понимает.
 - А зачем ты, Дима, представился Ивановым Иваном Ивановичем?
 - Да хуй его знает. Конспирацию, наверное, соблюдал.
 - Из-за этой конспирации тебя найти не могли. Целый день. Народ издёргался. Ты пропал, вокруг шухер неимоверный, по всем прикидкам - твоя работа, а в КПЗ какой-то Иван Иванович. Еле совместили тебя и его.
 - И как ты отмазался? - вмешивается старший.
 - Чудом. Сказал, что самолет открыт был.
 - И что?
 - Почему-то это повлияло. Как аэродромные не орали (правду) - что быть того не может, им не поверили. Мол, а как тогда этот алкаш внутри оказался? Я ж про службу в авиации скромно умолчал. в результате наземные службы там выебли почем зря - при том, что самолеты нараспашку стоят никто и не спрашивал, как я на летное поле вылез. Понятно, что там шляются все кому не лень. А я штрафом отделался. Причём чисто символическим...
 Тут дверь распахивается.
 - Вы - оба, с вещами - на выход!
 - В ИВС, начальник?
 - Не. На волю. Свободны.
 Тепло прощаемся с сокамерниками. Старший - Диме:
 - Ну, ты это... Марку не теряй. Смотри - первый раз: подозрение в угоне. Отмазался. Второй раз мимо 105-й пролетел. Теперь тебе разве что подозрение в дуркофилии светит...

 ...Стоим щуримся на солнышко. Свобода...
 - Куда, Дим? Бухать?
 - Нахер. Железные двери заказывать. В щель козе такие пробуждения...

М. Камерер
ОЛЕГ, 59
0
10