Олег

55 лет, Екатеринбург, Россия

Как я провел лето.

Еду из города в деревню на сенокос. Отец всю жизнь мечтал жить в городе, но живет на селе, а я наоборот. Не хотел в нем жить, а вот живу, да еще в центре. Не стоит о грустном. Впереди таинство. Накануне мужики "закладывают" по черному, как на проводах в армию. Работа тяжелая, ручная, как бы прощаются с белым светом. Утро наступило, но темно. Собираемся. Закинули косы, грабли. Все хмурые, но не злые. На настоящую работу нельзя злиться, но и "сдыгать" стыдно. Пыхтит старенький разноколесый тракторишко - белорус. Емко тянет телегу. Впереди завал на дороге. Спрыгнул с "Тайгой". Вырезал чурками проезд. Двигаем дальше. Хорош тракторишко. Кренится с кочки на кочку, чуть не переворачивается, а тянет телегу. Работяга. Вот приехали. Акурат рассвело, но туман еще держится. Тихо, хорошо - комарья пока не густо. Нехотя разбираем косы. Отец норовит всучить мне девятый номер, но мне такой не прокосить - силенка не та. Беру седьмой - по мне. Больше настраиваем себя, чем косы - копошимся у среза лесной прогалины. Идти первым в прокос желающих нет. Встал отец, за ним я, ступенькой мужики подтянулись. Спешим, пока трава влажная, легко идет. Пот затекает в глаза, но останавливаться нельзя, следующий секанет по ногам. Вот и спасительная кромка. Перекур. Падаю от усталости на траву. Тяжело. Мужики, хитро жмурясь, дымят самосад. Мне стыдно. Поднимаю себя усилие воли - привалился к березе. Поднялся отец, я за ним. Плывущий кошмар дня. Мошкара из высокой травы бьется в лицо, слепит. Трава жесче проволоки. Марево жары. Обед. Все выматались. Разливаем смородиновую настойку. Пьем. Три года выдержки возвращают часть сил. Начинаю хоть что-то различать вокруг. Трава подвяла. Ведро. Беремся за грабли и в помощь женщинам. Еще поворошить и можно грести. Меня, как молодого, загоняют метать стог. Мужики хохочут и в трое вил бросают сено. Утаптываю сено под собой, остановиться нельзя, провалюсь. Выше, еще выше - копна растет как гриб. Я вижу все вокруг, как со смотровой площадки. Вот и навершие подводят. Теперь спуститься, не разрушив результатов. Стог чуть кривоват, но меня не ругают - некогда. Небо задернулось облачками - спешим заметать выкошенное. Нельзя допустить, чтобы пропал этот адский труд. Разбитые едем обратно. Мужики необидно подшучивают: "завтра то поедешь, аль хворать будешь". Отец с хитрецой: "ничего, банька поспела, сейчас я его оживлю". Приехали. Вываливаюсь из телеги. Хочется лечь и не вставать до утра. Все болит и ноет. От одной мысли о пище тошнит. Я умер и на меня не рассчитывайте. Отец зовет в баню - плетусь, как на расстрел. Сбросил ненавистную потную, засолевшую одежду - заполз на полок. Преем. Мне казалось, что пот из меня давно вытек, а он бежит и бежит. "Прочищай, прочищай поры" - смеется отец:"я тебя веником сейчас воспитывать буду". Поддает жару и поехало. Откуда взялись силы. Он стегает, а я верчусь как угрь на сковородке, хорошо. Отец сдает, выскакивает в предбанник, а я в раж вошел. Ковш студеной воды на голову, аж парю весь. Пар сворачивает уши трубочкой, обжег руки и все нипочем. "Ну все, хватит" - орет отец:" мне в предбаннике жарко". Кайф. Тело не мое, в нем нет веса. Сейчас подпрыгну и полечу. Отец смеется:" ну че работничек, ожил". Пошли пить чай с малиной. Сейчас разгоряченный - все нипочем. Одевайся, а то кто у меня завтра работать будет.


Полдень. Солнышко печет нещадно - скорее в лес. Кромка встречает неприветливо мелким кустарником - первой полосой обороны проверяющей свой или чужой. Мохнатые лапы сосен закрывают от палящего зноя, качаются чудными опахалами в вышине, шепчутся - обсуждают. Запах хвои и разнотравья. Забывается суета, приходят размеренность и покой. Вицы малины протягивают налитые соком ягоды. Руки сами кидают их в рот. Аромат. Спрятавшийся муравей вероломно укусил в губу. Крошка, а так больно. Поделом, не заметил маленьких лесных обитателей и поплатился. Не в обиде. Лес пустил меня, для него мы все равны - его дети. Вот и первый грибок, выглядывает из травинок любопытной шляпкой. Аккуратно срезаю его под корешок, оставляю грибницу - пускай в этом месте вырастет еще. Гриб хороший, не успели еще червячки попробовать его раньше меня. Приободряюсь. Вот из иголок хвои торчит белый бок - груздочек. Гриб семейный - вокруг взрыхленные холмики, целый выводок. Не спешу, срезаю и прикрываю иголками - чтобы грибница не высыхала. Теперь это моя тайна, буду сюда заглядывать. Хорошо. Ягоды черники на моховой подстилке, как не сорвать. Мох, как большое зеленое одеяло - прилег и смотришь на небо сквозь верхушки столетних сосен. Пикируют комары, слепни норовят цапнуть в незащищенные руки - берешь, но и отдавай лесному люду то, что он сможет взять. Паучихи царственно стерегут воздушное пространство, перекрывая сетями летучие пути. Каждый нужен, необходим в этом каледоскопе жизни. Не нарушить его, не взять лишнего, не искалечить без надобности - человек может, и то, и другое. На суд попадут наши дети, если бездумно только брать, давить, выбрасывать отходы. Сумка полна грибов, день близится к концу - домой. Как хорошо что есть лес, такой старый и мудрый своей простотой. Он отнимает печали и заботливо одаривает гостинцами всех своих детей, наказывая только злых и бездушных.
Вот и лето прошло - дожди. Остались воспоминания, да заготовки на зиму. Вот открою холдильник, достану запотевшую баночку с солеными грибочками и вспомнится все... Только радостное и приятное - огорчения забываются. И хорошо это... В суете большого города должно быть что-то светлое, в памяти. Согревать душу в мрачные моменты жизни. Отпуск, ты был свободен, слился с природой. И небыло никаких нудных обязанностей...

Кто читал?
14.09.2009 в 23:48
0
2

Комментарии2

0
Александр, 36 Александр, 36 Москва
#
28 сентября 2009 в 17:13
Душевно.
0
Олег, 55 Олег, 55 Екатеринбург
#
29 сентября 2009 в 02:22
Не ожидал, что вообще отклик будет. Спасибо! Уважили старика.
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.