Вход Регистрация
Дневник
Гoспoдин ПЖ
Мытищи, Россия, 55 лет, Стрелец
На сайте

Укрощение строптивого, или как выйти замуж за миллионера. Шаг первый - КРИК

Продолжение.

Начало - здесь

чтобы увидеть ссылку нужно авторизоваться или зарегистрироваться
чтобы увидеть ссылку нужно авторизоваться или зарегистрироваться
чтобы увидеть ссылку нужно авторизоваться или зарегистрироваться

----

Итак

Между Ричардом Бахом и Лесли Пэрриш возникли, как принято говорить, "отношения". Все у них, на первый взгляд, хорошо и прекрасно, отношения залюбуешься.

Как долго мне тебя недоставало, родственная душа, дорогая, мудрая, мистическая, любимая леди!

Ричард поет Лесли сладкие песни, но... саму Лесли устраивает не все. И в первую очередь то, что Ричард параллельно со всеми своими песнями и любовью к ней общается с многочисленными друзьями и трахает не менее многочисленных подружек. И вообще живет свою жизнь так, как ему нравится, в полной вседозволенности и безнаказанности.

То есть ситуация Лесли активно не нравится. И она разворачивает ее в свою сторону. Сделано это было за пять шагов.

И первым шагом стал КРИК.

Да, именно так. КРИК - большими буквами.

Небольшое отступление. К этому моменту Лесли уже неплохо изучила Ричарда. И среди прочего знала, что крик для Ричарда недопустим категорически. С теми, кто на него пытался кричать, или хотя бы просто повышал голос - он прощался невзирая. Но... Лесли решила рискнуть.

Сделать, так сказать, небольшой шаг за границу допустимого. И посмотреть - что будет?

Еще одно небольшое отступление. Лесли, конечно, не готовила и не выбирала место, время и окружение для той сцены, которую собиралась разыграть. Но... Обстоятельства сложились в ее пользу и крайне удачно, грех было не воспользоваться.

Ричард Бах попал в сложную и неприятную ситуацию с налоговой службой. Ситуация грозит судом и серьезными штрафами, если не хуже. И вот Лесли помогает ему разобраться в куче его финансовых документов.

Итак, мизансцена крика. Квартира Лесли. Лесли работает: сидит, обложившись кучами бумажек, и разбирает их по сортам, готовя документы для юристов - вокруг нее раскинулись горы различных инвестиционных бланков, прерии записей о расходах и доходах, реки погашенных чеков. Первопроходец в чужой стране, окруженный вагонами бумаги.

Ричард, естественно, занимается бездельем. От нефиг делать смотрит картотеку на столе Лесли, где под заголовком "Ричард" он читает прекрасное стихотворение.

Все дальнейшее случилось очень быстро.

Я прочитал все это один раз, и снова, затем еще раз, медленно.

- Маленькая вуки, - окликнул я ее. - Кто написал стихотворение про малышку-Луну, смеющуюся в стороне от темноты? В картотеке на твоем столике? Это ты написала?

Лесли отозвалась из гостиной...

- Прости, я не расслышала, - откликнулась она. - Да, это я написала. НЕ ЧИТАЙ ЭТОГО. ПОЖАЛУЙСТА!

- Слишком поздно, - ответил я достаточно тихо для того, чтобы она не услышала.

...

Я снова перечитал стихотворение Лесли. Оно было датировано днем, когда я уехал в Испанию, и теперь, на следующий день после моего возвращения, я, общаясь всего лишь с листом бумаги, узнал, что чувствовала она тогда. Оказывается, она поэт! И при том глубокий, благородный, смелый. Написанное могло задеть меня только в случае его глубины. То же касается полетов, фильмов, бесед, - незначительных на первый взгляд, но трогающих душу.

Стихотворение очень тронуло Ричарда:

Кроме нее, я ни с кем бы не отважился вести себя естественно, быть таким же ребячливым, таким же глупым, таким же знающим, таким же сексуальным, таким же внимательным и нежным, каким я был на самом деле. Если бы слово "любовь" не было искажено лицемерием и собственничеством, если бы это слово означало то, что подразумевал под ним я, то я готов был признать, что люблю ее.

И тут - н-на! - Ричард получает неожиданный удар:

Я опять прочел стихи.

- Это прекрасное стихотворение, Лесли. - Прозвучало как-то слабо и неубедительно. Поняла ли она, что я имел в виду?

Ее голос прозвучал, как сильно раскрученная серебряная цепь.

- Черт побери, Ричард, я же просила тебя не читать! Это сугубо личное! Когда я захочу, я сама позволю тебе все узнать! А теперь выйди из кабинета, пожалуйста, выйди оттуда и помоги мне!

Понятно, да? Ричард совершенно не готов к удару, он вообще не понимает за что его ударили. Он совершенно не считает что сделал что-то плохое. Он прочитал стихи, написанные любимой женщиной, эти стихи восхитили его и...

Стихотворение тотчас же разлетелось в моей голове на мелкие черепки, словно глиняная тарелка, расстрелянная в упор. С неистовством молнии. Леди, кто ты такая, чтобы кричать на меня! ТОТ, кто когда-либо повышал на меня голос, виделся со мной в последний раз, в последний. Я не нужен тебе. Что ж, ты меня и не получишь. Прощай... Прощай... ПРОЩАЙ... ПРОЩАЙ!

И что же сделал Ричард?

После двухсекундной вспышки гнева я разозлился на самого себя. Я, так дороживший личной неприкосновенностью, осмелился прочесть стихотворение, которое, как дала понять мне Лесли, было очень личным. Как бы я почувствовал себя, если бы она поступила со мной точно так же? Непросто даже представить такое. Она имеет полное право вышвырнуть меня из своего дома. А я вовсе не хочу положить конец нашим отношениям, потому что никто и никогда не был мне так дорог, как она... Стиснув зубы и не проронив ни слова, я направился в гостиную.

- Я очень сожалею о случившемся, - сказал я виновато, - и приношу свои извинения. Это, действительно, беспардонный поступок, и я обещаю тебе, что он никогда не повторится.

Неистовство охладевало. Расплавленный свинец опустили в лед. Стихотворение по-прежнему напоминало рассеявшуюся пыль.

Как видим - чистая победа Лесли. Можно сказать, победа нокаутом.

Комментарий психолога.

Любой Крик возникает не на пустом месте, естественно, для него всегда есть поводы. Повод - это очень важно: когда есть повод, кричать можно, и тогда повод называют причиной. Но дело в том, что при любом поводе можно и не кричать, и Ричард для себя знал, что между ним и любимой Крик - невозможен. Невозможен, даже когда есть поводы: ровно потому, что уважающие друг друга люди любые вопросы могут выяснить обычным разговором. А если там крик был возможен - Ричард с таким человеком прощался.

Но в этом случае все пошло НЕ ТАК. И Ричард тем самым РАЗРЕШИЛ НА СЕБЯ КРИЧАТЬ.

Почему так? Причин было несколько.

- Первая.

Мы уже говорили о крайне удачном стечении обстоятельств места, времени и обстановки. Все произошло в квартире Лесли - а любой мужчина на чужой территории чувствует себя менее уверенно, чем на своей. Далее, Лесли работала - Ричард слонялся без дела. Причем работала она ДЛЯ НЕГО и РАДИ НЕГО. Он это тоже осознавал, и это довлело. Как и чувство вины за то, что он ничем не может ей помочь.

Она сверилась со списком в блокноте, который лежал у нее на коленях, подняла вверх карандаш.

- Каков был твой доход за прошлый год?
- Не знаю.
- Приблизительно. Плюс-минус десять тысяч долларов.
- Не знаю.
- Ну, Ричард! Плюс-минус пятьдесят тысяч, сто тысяч долларов?!
- Честно, Лесли. Я и правда, в самом деле, - не знаю!

Она опустила карандаш и посмотрела на меня так, будто я был биологический экземпляр, извлеченный из арктических льдов.

- В пределах миллиона долларов, - произнесла она очень медленно и четко. - Если ты в прошлом голу получил меньше, чем миллион долларов, скажи: "Меньше миллиона долларов". Если ты получил больше миллиона долларов, скажи: "Больше миллиона долларов".

Она говорила терпеливо, как с несмышленым ребенком.

- Может быть, больше миллиона, - пытался вспомнить я. - Но, возможно, и меньше. А может быть, два миллиона.

Ее терпение лопнуло.

- Ричард! Пожалуйста! Ведь это не игра! Неужели ты не видишь, что я стараюсь помочь?
- РАЗВЕ ТЫ НЕ ВИДИШЬ, ЧТО Я НЕ ЗНАЮ! Я НЕ ИМЕЮ НИ МАЛЕЙШЕГО ПОНЯТИЯ, СКОЛЬКО ДЕНЕГ Я ПОЛУЧИЛ. МНЕ БЕЗРАЗЛИЧНО ТО, СКОЛЬКО Я ПОЛУЧИЛ ДЕНЕГ! У МЕНЯ ЕСТЬ ... У МЕНЯ БЫЛИ ЛЮДИ, КОТОРЫХ Я СПЕЦИАЛЬНО НАНЯЛ, ПОТОМУ ЧТО ОНИ РАЗБИРАЛИСЬ В ЭТОМ БАРАХЛЕ, Я ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ ВСЕ ЭТИ ЗАПИСИ. Я НЕ ЗНАЮ, СКОЛЬКО!

Со стороны это смотрелось, как сцена из спектакля "Я не знаю".

Она коснулась резинкой уголка своего рта, посмотрела на меня и после длительного молчания спросила:

- Ты и в самом деле не знаешь?
- Нет. - Я ощутил себя подавленным, непонятым, одиноким.
- Я верю тебе, - мягко сказала она. - Но как тебе удается не ориентироваться в пределах миллиона долларов?

Увидев выражение моего лица, она замахала рукой, как бы забирая свои слова обратно.

- О′кей, о′кей! Ты не знаешь.

Вот так. Лесли наглядно показала Ричарду что он создает проблемы, а она их решает. Для Ричарда это было очень некомфортно. То есть он это все знал и сам, но когда тебя вот так вот тыкают, как щенка...

Тем более это были, в общем-то, его миллионы.

- Вторая.

Когда на вас как-то воздействуют - вам надо как-то реагировать, как-то отвечать. Лесли к этому времени хорошо изучила Ричарда и неплохо понимала, каким он видит мир, каковы его возможности, что он может и чего нет. В данном случае для Ричарда были доступны только два варианта - либо он победитель, либо он побежденный, либо он расстается с Лесли, либо извиняется. В общем, либо летит - либо падает. И то, что выберет Ричард - Лесли смогла предсказать с большой долей вероятности.

Вообще говоря, выходы есть и другие.

Можно, например, самому накричать на того, кто кричит на вас. Или дать в глаз. Но очевидно что для Ричарда в отношении любимой женщины (и, скорее всего, женщины вообще) такие варианты были исключены совершенно.

Можно было поговорить. И объяснить любимой что так делать НЕ НАДО.

В фильме "Москва слезам не верит" именно таким был недолгий, но очень содержательный разговор Григория Ивановича, он же Гоша, он же Гога, с Екатериной Тихомировой. Начала его, как вы помните, Катя:

- Этого не надо было делать.
- Чего?
- Уличная расправа - это не метод. Ударить можно и словом, это иногда больнее. Ну как мог ты, взрослый мужчина?! Теперь мальчишки будут думать, что прав тот, кто сильнее!
- Теперь эти мальчишки будут знать, что против силы всегда может найтись и другая сила.
- Во всяком случае, на будущее я тебя очень прошу (с нажимом), уж будь любезен, без моего разрешения таких действий не предпринимать!
- … Слушаюсь. Но тогда и ты уж, пожалуйста, учти - на будущее, что если еще когда-нибудь ты позволишь себе хотя бы заговорить со мной таким тоном, то я здесь больше не появлюсь. А заодно запомни, что все и всегда я буду решать сам - на том простом основании, что я мужчина.

К сожалению, этот метод работает только между осмысленными людьми. Именно такой и была Екатерина Александровна, и именно поэтому она поняла Григория Ивановича очень правильно. И больше у них недоразумений по подобным вопросам не возникало. Но в большинстве случаев женщины прямых слов слов не понимают. И в результате конфликты получают неприятные продолжения.

Ричард Бах этого способа разрешения конфликтов с женщинами не знал вообще. Он был боец по натуре, договариваться умел не очень хорошо, тем более когда конфликт возникал с человеком, от которого он удара не ждал. Все-таки любимая женщина - это не бизнес-партнер и не финансовый агент. И в итоге неожиданного конфликта, организованного Лесли, он признал свое поражение и смирился.

И через некоторое (весьма непродолжительное) время к нему был применен метод номер два.

ЗЫ

Естественно, дело не в крике как таковом. Ежедневно, ежечасно, ежеминутно миллионы женщин кричат. Дело в том, что это был тест. Лесли впервые попыталась явно выйти за пределы допустимого для Ричарда. И посмотреть - а что будет?

А ничего не было. Он стерпел и смирился. И тогда Лесли нанесла удар пожестче.

(to be continued...)

48
19
Комментарии
А вы зачем книжку пересказываете?
Разве не ясно? Так легче обсуждать прочитанное.
Не ясно. Если прочитанное и так прочитано - предполагается трындец головного мозга у читавшего что ли. что он сам без двадцати постов содержания не помнит? А если не прочитано - так не лучше ли к первоисточнику обратиться?
Все это-по многочисленным просьбам) И-да,так легче разобрать и обсудить прочитанное.
А, ну понятно - версия первая. Вопрос снимается тогда, ясно )))
Не знаю даже как вам объяснить...
Ну вот представьте, обсуждаются особенности дульного кодекса вообще, и снаряжения дульнозарядных дуэльных пистолетов XIX века в частности, и в качестве пояснения - знаменитые строки из "Евгения Онегина"

Вот пистолеты уж блеснули,
Гремит о шомпол молоток.
В граненый ствол уходят пули,
И щелкнул в первый раз курок.
Вот порох струйкой сероватой
На полку сыплется. Зубчатый,
Надежно ввинченный кремень
Взведен еще. За ближний пень
Становится Гильо смущенный.
Плащи бросают два врага.
Зарецкий тридцать два шага
Отмерил с точностью отменной,
Друзей развел по крайний след,
И каждый взял свой пистолет.

Вы тоже будете критиковать мозги читателей, и советовать прочесть Онегина целиком?
Если прям-таки весь ЕО именно одуэлях нам и повествует, и именно каждая его глава важна - то как иначе. А вы в котором-там-по-счету посте тоже только 14 строчек расписываете сейчас, да?
Не весь. Но если вам потребуется объяснить зачем, например, в дуэльный пистолет пули заколачивали молотком, или зачем бросали одежду на землю - Онегин в качестве примера вполне подходит. )
ок
значит, всё таки бывают такие исключительные моменты, когда можно высказать мужчине всё, что накопилось от его ...хм... назовём это "харизмой"
Не, ну как... Если вы понимаете что делаете и готовы нести ответственность если что-то пойдет не так - ради Бога! Просто видите - Ричард среагировал так, а Гоша, он же Жора - иначе. А кто-нибудь мог бы и по попи налупить. )

Люди разные! )
согласна)
и кричат тоже все по разному
))
)

Можно сказать "любимая" - и женщина будет унижена.
Можно сказать "сучка" - и она потечет. )
а что у меня там с нравственностью получается?
Сравните с моим ответом. Много совпало? )
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.