Вход Регистрация
Назад
Дневник

Без названия

Мощное философское стихотворение, которое спасает от депрессии тех, кому за 50
Считается, что в молодости человек счастлив, а к старости - обречен на раздражительность и депрессию. Все так, да не совсем. Среди моих знакомых есть множество молодых, которых ничего не радует. И это не смотря на все те условия, что им предоставлены родителями. Лучшие школы, любые ВУЗы, кружки по интересам. Всегда полный холодильник и уважение личного пространства. Жить бы да радоваться.
Но, поиск своего Я никто не отменял, а еще - огромное расслоение между богатыми и бедными. Молодые не хотят тратить жизнь на работу, где платят зарплату, едва покрывающую первичные нужды. И от этого - ранняя разочарованность, отсутствие надежд и мечтаний.
Тем, кому за 50, не легче. Есть либо сожаление о том, что не сделал, не попытался, не реализовал. Есть понимание ошибок в общении с людьми. Кого-то незаслуженно обидел, у кого-то прощения не попросил, с кем-то некрасиво обошелся, кого-то вниманием обделил. И исправлять это поздно.
А если нет душевных метаний, а есть только сытая и размеренная жизнь, все равно нет повода для веселья. Потому, что силы уже не те. И вершины, которые покорялись, уже не взять. Надо уступить путь другому. А самому довольствоваться местом с краешка.
Нет, конечно, так мыслят не все. Кто-то вообще старается не рассуждать о смыслах, а счастлив тем, что жив, что здоров, что близкие рядом - дети, внуки.
Стоит начать жаловаться, так жизнь и это отберет. Так зачем искушать судьбу? Это в поэзии легко сказать - начинаю жизнь с чистого листа, с новой страницы. А в жизни так не получится. У всех из нас свой багаж - опыта, впечатлений, мыслей и обид. И чем дальше мы идем, тем он тяжелее. И это - не хорошо и не плохо. Странно было бы, если бы его не было вовсе. Получается, человек был, но не жил.
Мы не в силах повернуть время вспять и исправить свои ошибки, но мы можем расплачиваться за свои промахи и поражения, генерируя в себе любовь, доброту, нежность. И наполнять ими мир вокруг нас. Делать это никогда не поздно.
Человеку свойственны душевные бури. Именно так он и развивается - в недовольствах, во внутренних конфликтах, в непонимании самого себя и близких. И погружаться в апатию, в депрессию, в раздражение - абсолютно естественно. Человек в определенном возрасте перестает расти. А в каком-то - даже ссыхается, уменьшается. А вот душа никогда свой рост не прекращает.
По ком звонит колокол?
Сколько жить осталось?
Стоит ли тратить эти дни, месяцы и годы на суету, брань, недовольство?
Как высеивать в череде серых, хмурых будней золотые частицы радости?
У российского поэта Андрея Дементьева есть стихотворение о поздней любви, накрывшей, как лавина, мужчину за 50. И есть в нем гениальная формулировка:
Прости, что жизнь прожита
Не рядом… Но мне казалось,
Что, может, и жизнь не та…
А та, что еще осталась?
Людям кажется, что есть возраст, в котором жизни на "пике", а потом наступает медленный спад. После 40 она начинает катиться под горку, а после 50 стремительно несется к старости. В 60-70 лет ты уже ничего не ждешь от жизни, потому что чувствуешь себя списанным, отработанным материалом. Ты не полезен для общества, ты не привлекателен в глазах противоположного пола. Дети, кажется, вообще перестали в тебе нуждаться. И хорошо, если не стал ни для кого обузой.
Но кто сказал, что именно так все и должно быть? Почему мы так свято лелеем детство, ностальгируем по своей юности, и почему мы не можем прожить в 60 лет свои дни так, что бы остальные завидовали? Почему мы перестаем надеяться, верить и ждать? В том числе, и от самих себя?
Чешский писатель, поэт и киносценарист Франтишек Грубин написал стихотворение, которое заставляет посмотреть на жизнь по-новому. Своими строчками, рифмами, острыми, как сабля, он отсекает все ненужное, и показывает людям то, что скрыто за суетой повседневных дел.
"Еще не осень"
Еще не осень! Если я терплю, как осень терпит лужи,
Печаль былого бытия, я знаю: завтра будет лучше.
Я тыщу планов отнесу на завтра: ничего не поздно.
Мой гроб еще шумит в лесу. Он - дерево. Он нянчит гнезда.
Я, как безумный, не ловлю любые волны. Все же, все же,
Когда я снова полюблю, вновь обезумею до дрожи.
Я знаю, что придет тоска и дружбу, и любовь наруша,
Отчаявшись, я чужака - в самом себе вдруг обнаружу.
Но в поединке между ним и тем во мне, кто жизнь прославил,
Я буду сам судьей своим. И будет этот бой неравен.
В переводе В. Яворивского
ЛЮДМИЛА, 48
0
0