Вход Регистрация
Назад
Дневник

Самородки!

Уже писал про Иосифовича! Решил вспомнить! Такие Мастера своего дела – на одной руке пальцев хватит сосчитать. Итак:
  «Когда кричишь «Бляяя», открывай шире рот, шоб ребенку хорошо поступал кислород», – заботливо советовал  главный врач «по-женски» всей Одессы, Семен Йосифович Гольдман. Он не просто самородок, а бриллиант чистой воды крупнее всяких кохиноров и куллинанов. Несмотря на свои почти восемьдесят, он  до сих пор настоящий альфа: курит прямо в  кабинете, пьет крепчайший черный чай, щипает за попу всех медсестер от 18-ти до 60-ти и принимает восемь человек сразу. Благодаря его знаниям и копеечным назначениям в стиле «палочка, ватка, зеленка» несколько сотен отчаявшихся вылечилось от бесплодия. Очереди к нему до сих пор как в мавзолей, только в три ряда, из беременных, блатных и простых смертных, которых он пропускает равными квотами. По ропоту в толпе всегда можно выделить впервые пришедших. Остальные злорадно хихикают, вынимая из сумки судочки с едой, книжки и портативные зарядки для телефонов.  Принимает он исключительно в простецкой женской консультации и выезжает «рожать» во все роддомы города, молча подписывая кучу бумаг о том, что всю ответственность за жизнь матери и ребенка берет на себя.Йосифович может опоздать на прием на пару часов. Потому что успел с прошлого вечера выпустить в этот мир трех новорожденных. Маленького роста, жилавый, костлявый, с выдающимся носом и полукилограммовой золотой звездой Давида на шее, он влетает на крейсерской скорости в кабинет, забирая с собой пачку страждущих из коридора и, переодевшись в крохмальный халат, начинает...  Его монологи  между назначениями звучат как клейзмер-бэнд, исполняющий Бетховена, то есть эпично и весело одновременно.«Вот скажите, хоть один седер Песах за последние 40 лет я могу встретить за столом? Обязательно кто-то должен начать рожать, когда я взял куриную ножку».«Помню ли я твою сестру?! – (Она приехала на 20-сантиметровых шпильках с ценником на подошве, потому что воды отошли прямо посреди обувного магазина). – Конечно, только такая прибецаная может рожать в такой ливень».«Юля, ты видела себя в зеркало? Ты же жаба. Зеленая и бессовестная. Ребенку нужен гемоглобин, ребенку нужен витамин Д! Тебе уже сделали море, а ты валяешься дома покойницкого цвета и не ходишь на пляж.  Не хочешь на пляж – сиди в кустах на 13-ой и дыши йодом».
  Пару раз он делился воспоминаниями, как в детстве они обожали Вербное воскресенье и с пучками ивовых прутьев караулили дворовых девчонок, чтобы безнаказанно  хлестнуть по попе с пожеланиями крепкого здоровья. А выдавая перед родами все свои мобильные номера, он обязательно диктовал еще номер бани, прибавляя «там я пока без телефона, но вам может приспичить».Однажды я решила похвастаться при остальных «сиделицах», что Йосифович принимал меня у мамы, и чуть не огребла медкартой по голове. «Мишигинер, ты что?  Они же подумают, что я старый!» – возмущался он. А он и не старый – по слухам и байкам, которые обожают все его счастливые пациентки, в возрасте слегка за 60, он, зависая в «Моргане», познакомился со своей второй женой и в 65 снова стал отцом. Разница с  супругой – чуть больше, чем у Пикассо с Дорой Майер. Хотя, может, это и сплетни. В одном Семен Йосифович непоколебим: «Пиши: природа умнее меня и Семена Йосифовича и, по секрету, даже умнее облздрава.  Это не записывай. Женщина должна рожать сама, если нет угрозы для жизни ребенка».При мне он порадовал комплиментом-диагнозом будущую маму, робко намекнувшую на кесарево, чтобы не было больно и страшно: «Ай, как не стыдно! Ты видела свою жопу? Ты же машина для родов!».Специфическая манера общения отлично сбивает с тревожных мыслей его пациенток. Во всем, что касается медицинских процедур, он предельно корректен и заботлив. Его знаний хватило бы на сотню диссертаций и званий. Но его интересует только сам процесс появления на свет и до сих пор восхищает таинство  зарождения новой жизни. «Молиться!», – добавляет он после списка из 20 препаратов. – Обязательно молиться!».  Несмотря на брутальность и харизму, после двадцати лет знакомства я открыла его фантастическую… скромность.Однажды мы записывали  с ним интервью для местного телеканала. Спросили об учениках. Семен Йосифович назвал несколько известных имен, а вечером перезвонил редактору: «Простите, уберите, пожалуйста, этот ответ с фамилиями. Ребята теперь доктора наук, им, может, будет неловко. Я простой врач, а они уже светила».С 90-х и по сей день его зазывают во все престижные клиники, начиная от Тель Авива и заканчивая Берлином.  
– Нафига? – искренне удивляется он, возвращаясь к рассвету в свой двор на Ближних Мельницах. – Шо, в Одессе перестали рожать?!
Серго (Шерхан), 51
0
6