Вход Регистрация
Назад
Дневник
Стас. Старпом.

Днепр, 64 года, Дева

Мартовский гон...

 Сижу, смотрю вниз. Бляааа, то есть миаааууу! Шестнадцатый этаж! Пона мать! Да если бы не март, хрен бы я сюда залез, царапая лапы и поджимая от страха хвост. Но ниче, залез, теперь главное, что бы кто-нить пришел. Только не прошлогодняя рыжая, только не она! А то в прошлый раз, зараза, пока я ее отмартивал на крыше, так она, сволочь домашняя, мою сосиску сожрать успела. Которую я с кухни уволок, за что и получил тапком под хвост. 
Воспоминания об этом так ярко встали перед глазами, что я автоматически потер лапой то место, гуда попал тапок. Потер и заорал от боли. Сукааа!!! Когти-то я выпустил, а спрятать забыл. Вот, что март с нами котами делает. 
- Коты орут, слышишь? - донеслось из открытого окна последнего этажа – опять к нам на крышу трахаться пришли, сволочи. 
Изогнувшись как змея, я осторожно дул на ободранный зад и разглядывая на нем четыре борозды думал – вот вам бы гадам, так поорать, поди навсегда трахаться разучились бы. 
От этой мысли я зло оскалился, усы затопорщились и ткнули меня в свежие царапины. 
МАААУУУУ!!! Пляаа!!! Больно-то каааак!!! 
- Сволочи, - опять донеслось из окна,- да когда же они натрахаются?! 
Хотя натрахаться у меня пока и рядом не стояло, я мстительно и громко сказал МЯААУ и навострил уши, но, по видимому, злые люди закрыли окно и не услышали меня. 
Десять шагов вперед… Десять назад… Опять вперед… Я ждал, когда март пригонит ко мне кошечек, особенно ту, которую я видел за стеклом окна в соседнем подъезде. Она сидела на подоконнике и смотрела на меня зелеными глазами. Рядом стоял цветок и лежали банные тапочки хозяев. При воспоминании о тапочках я поморщился и хотел было почесаться, но вспомнив недавний опыт рисковать не стал. 
Мяв!! – рявкнул я в темноту. Из темноты донеслось нежное мияууу. МЯУУ-МЯУУУ-МЯУУУ-УУУ заорал я от радости пристально вглядываясь в темноту. 
Мияууу… Мяууу… Пияууу…. Волшебные звуки приближались. 
... - Пьяница хренов! Какого черта ты на крышу сарая забрался, а? Я тебя спрашиваю? – раздался злобный голос жены. Я открыл глаза и обнаружил себя сидящим на крыше сарая. Было холодно и болела задница поцарапанная торчащими гвоздями. 
Я молча спустился, вошел в дом и залез в кровать. Ничего, мелькнула затухающая мысль, будет и у меня март. Обязательно будет... 

 
Стас. Старпом., 64
2
41
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.