Вход Регистрация
Назад
Дневник
Стас. Старпом.

Днепр, 64 года, Дева

За тех, кто в море, на вахте, гауптвахте, за границей и (не дай Бог!) в трипперной больнице!

А вот чтобы последнее не стало явью, нужно дружить с корабельным врачом, то есть доком. У хорошего дока всегда есть чем вылечить моряка, намотавшего на винты. Несмотря на то что в годы, когда существовали СА и ВМФ, нужные лекарства были в большом дефиците. Но, как говорил наш док Степаныч: "Тяжело в лечении, легко в гробу". Это когда у него было хорошее настроение. А когда моряки доставали его своими болячками, док просто вспоминал первую строчку клятвы Гиппократа: "Как вы меня все задолбали!"
При этом не любить дока было нельзя. Это же медицина, то есть энные запасы медицинского спирта. В годы, когда партия и правительство долго и безуспешно боролись с пьянством и алкоголизмом в армии и на флоте (в основном с помощью постановлений ЦК КПСС и приказов министра обороны), спасали Вооруженные силы именно медики в погонах. Ну, еще командиры радиотехнической части (для протирки аппаратуры они спирт более или менее приличный использовали), штурманы (для гирокомпаса тоже спирт нужен) и механики. У последних – шило, оно же спирт, обычно отвратительной очистки – называется "калоша", потому что пахнет резиной, и после принятия от офицера два дня отвратительно несет. Впрочем, даже строгий плакат на переборке со словами "Механик, помни! Ни грамма в пасть, все на матчасть!" не мешал командиру БЧ-5 протирать контакты на рулевом устройстве исключительно "тонким слоем". В общем, принял спиртика на грудь, дыхнул на контакты и протер их ваткой.
Тема алкоголя на флоте бесконечна, как зубная паста в старом тюбике. Не потому, конечно, что пьют на флоте с утра и до вечера. А потому, что шило – это и конвертируемая валюта, и средство от служебного стресса, и лекарство от всех болезней, и прочая, прочая, прочая. Если спирт низкого качества (см. выше про "калошу"), просто в горло не лезет, туда добавляют марганцовку (для отстоя сивушных масел), чеснок или острый перчик. На некоторых кораблях делали фирменный напиток. Например -  "Задорновку", добавляя в спирт кофе и пряности. Получалось божественно.
Впрочем, главное, чтобы шило имелось в наличии. Тут возможны варианты. К примеру, подводная лодка выходит в море на торпедные стрельбы. Торпеду готовят в специальном цехе на берегу. После залпа учебная торпеда, условно поразив цель, должна всплыть. Потому что тонуть ей никак нельзя: в торпеде есть серебряно-цинковые аккумуляторы. В зависимости от типа торпеды в каждой из них до 180 элементов, в каждом из которых полтора килограмма чистого серебра (порой до тонны). Если стрельба проводится зимой, чтобы клапана на торпеде не замерзли и она в итоге все-таки всплыла, в нее заливают 200 килограммов (!!!) спиртоводочной смеси. Речь идет о 40-градусном продукте. Понятно, что подобная расточительность немыслима на флоте. В лучшем случае продукт тянет на градусов 15–17. Поэтому иногда торпеды после стрельбы не всплывают. И четверть тонны серебра высочайшей пробы идет на дно.
Во время учебных стрельб главное – не потерять торпеду.
Понятно, что тут же из штаба флота прибывает комиссия. Идет долгий разбор полетов, в ходе которого члены комиссии успешно выпивают шило, что не досталось торпеде, после чего составляют акт на её списание. Мы и так штабных, естественно, недолюбливали. А уж после этих комиссий... Хотя, с другой стороны, как им еще обмывать медали и ордена, полученные за грамотное руководство нами, нижестоящими? И надо ли добавлять, что торпедные стрельбы у нас любили проводить именно зимой, потому что летом торпеда всплывает и без допинга. А у командира части, готовящей торпеды к использованию, всегда в комнатке хранится бочка со спиртом.
Стас. Старпом., 64
10
611
Доброго и уютного Вам вечера, Стас;
С ПРАЗДНИКОМ!!! Всех благ!
Ситации это понятно, но у вас же свои Ушакова и Нахимова, это же ведь они разве не заменяли БЗ и ЗО за отвагу?
Егор, вопрос явно не ко мне. Это к бывшим руководителям армии, флота, к правительству бывшего СССР, к членам политбюро...