Аркадий

37 лет, Петропавловск-Камчатский, Россия

История одного Ничего

В этом мире уже не осталось тем, не затронутых беллетристикой, поэтому, чтобы не прослыть чьим-то жалким подражателем и плагиатором, напишу-ка я эссе ни о чем.
Итак, история одного Ничего.
Ничего имело обыкновение не утруждать свой слабохарактерный организм трудновыполнимым занятием - вставать по раздражающе призывному сигналу будильника, ибо обладало полезной способностью выключать, глушить или тупо ломать будильник (в зависимости от типа, модели и стоимости оного). Единственным средством, которое в большинстве случаев было способно вырвать его из цепких лап Морфея, был телефонный звонок. Конечно же, обливание холодной водой было гораздо более эффективно, скажем даже больше, стопроцентно эффективно, но, слава Богу, подобные изуверские, антигуманные способы пробуждения к нему уже давно никто не применял, наверное, потому, что оно давно уже выросло, имело устрашающую форму, и еще более устрашающее в силу своей непредсказуемости - содержание. В принципе ничего плохого в этом Ничего не было, в прочем, как и ничего хорошего. Так себе, Ничего. Ничего себе Ничего. Короче говоря, ничего особенного. Так, во всяком случае, оно о себе думало. Мнения же окружающих о нем мы пропустим, во-первых, потому что они были весьма противоречивы, а во вторых - ни чуть его не интересовали. Оно было вполне адекватно и самодостаточно в своем одиночестве. Хотя далеко не всегда оно было одиноким.
Раз пять паруса его яхты жизни наполнялись свежим ветром взаимной страсти и любви, но как это часто бывает, по независящим от него обстоятельствам, волны разлуки разносили их по разным часовым поясам и географическим широтам. Друзья всегда помогали ему в такие моменты своей поддержкой и присутствием, но постепенно они женились, рожали детей, и, удрученные семейными проблемами и заботами, потихоньку абстрагировались по своим ячейкам общества. Иногда, конечно, поскандалив с женой, они пьяным метеором врывались в его пространство с твердым намерением сбросить с себя путы брака и вспомнить молодость, но с удивлением при этом, обнаружив, что разучились знакомиться, и ни для кого кроме проституток интереса уже не представляют, на автопилоте под утро возвращались к своим благоверным, чтобы потом, угнетаемым похмельем, с виноватым видом выпрашивать у них кусочек секса, пива или воды на худой конец. В этом нет их вины. Семейная жизнь расслабляет и разлагает мужчину. Ему уже не нужен изворотливый, интеллектуально обремененный ум. Куда легче выучить привычки и повадки одной женщины, чем пытаться каждый раз предугадать желания и намерения всех остальных прелестниц, попадающих в зону визуального поражения. К чему тратить столько сил, на это способны лишь молодые самцы и опытные, прожженные Пусихантеры. Первые - в силу юношеского максимализма и наивности, вторые - в силу привычки. Но и те, и другие в душе надеются найти ту единственную и неповторимую, которую можно будет в полной мере назвать своей половинкой. В этой постоянной охоте за похотливой вагиной и проходят лучшие годы жизни “честных подонков”. С этим можно было бы прожить всю жизнь, но одиночество тоже изобилует подводными камнями, о которые в один прекрасный момент разбивается прекраснейшая шхуна бесшабашной жизни.
У тебя возникает своеобразная галерея привычек и правил, удобных лично тебе. Естественно, любой объект женского пола, покушающийся на твою свободу, своими собственными желаниями и привычками вносит дисбаланс в твою размеренную жизнь. Вы скажете, что, мол, желания и привычки могут совпадать. Согласен, могут. Но на хрена тебе женщина, моющая посуду лишь тогда, когда чистой уже не остается; раскидывающая одежду, где придется; бухающая с друзьями текилу и потом гоняющая по клубам в поисках женской же ласки? И вы же понимаете, что это лишь малая толика тех недостатков и вредных привычек, которые можно озвучить без ущерба для собственного самолюбия. А если количество и размер тараканов в ее голове в несколько раз превышает количество ваших, то вероятность вашей идиллии вообще равна минус двум. Но не надо отчаиваться, ибо идиллия - это миф, и оную никто никогда не испытывал более-менее продолжительное время, хотя все свято верят в ее существование у кого-то другого, и пытаются внушить окружающим ее наличие у себя. У некоторых это даже получается, но разве можно обмануть самого себя? В целом мир прекрасен, жизнь чудесна, а женщины восхитительны. Надо только не забывать периодически убеждать себя в этом. Но скажите мне, как обойтись без этих восхитительно трогательных прелестниц, заставляющих сердце судорожно трепетать и сжиматься при одной только мысли о возможности каскада тактильных ощущений после первого же визуального восприятия? И что за неведомые метаморфозы с ними происходят, когда сексуальные отношения принимают регулярный характер? И почему так разительно отличается совместное проживание от жизни в браке? Как может маленький штамп в паспорте, провоцировать необратимые процессы головного мозга? Вопросы, в высшей степени, риторические, ибо вместо ответа женщины, вы рискуете получить N-ное количество встречных вопросов в упрекающей вас форме. Причем, формулировка вопроса заставит вас либо пойти на повышение тона, либо перевести разговор в иную плоскость, либо глубокомысленно замолчать, что, в свою очередь, способно довести женщину до высшей формы безумия и истерии. Чтобы женщина замолчала, с ней надо или разговаривать, или молчать, что в одинаковой степени малоэффективно. Женщине неважно, хочет ее кто-то слушать или нет, ей надо говорить. Строение организма у нее такое. Ей необходимо говорить и сидеть на диете. Хорошо в такие моменты абстрагироваться и представлять себе, что слушаешь радио. Правда, звук тише не делается и волна всего одна, но зато это можно воспринимать как естественный шумовой фон от которого никуда не денешься. Человек ко всему может привыкнуть, не у всех лишь может возникнуть желание привыкать к внешним раздражителям, даже если это сулит упрощенную форму доступа к объекту сексуального удовольствия. Ведь время, проводимое с женщиной, несопоставимо со временем оргазма, следовательно, его наполнение имеет гораздо большее эмоциональное значение для психологического равновесия. Это, конечно, всего лишь субъективные размышления одного Ничего, не претендующие на оригинальность и догматическую состоятельность, но согласитесь, имеющие право на существование.
Абсолютно другое восприятие окружающей действительности происходит, когда мужчина болен любовью. Именно болен, ибо учащенное дыхание, отвлеченное внимание, томление и боль в груди, безрассудные поступки - это ли не симптомы недомогания? При этом предмет обожания в его глазах идеализируется. Крашеное перекисью водорода, незамысловатое по содержанию и не претендующее на привлекательность существо, неожиданно превращается в сказочную принцессу, и не важно, что она курит, сквернословит и злоупотребляет алкоголем. Это окутывает ее дымкой романтичной загадочности роковой женщины. Во всяком случае, она так думает. И ты невольно потакаешь создаваемому ей образу. Ведь любят не за что-то, а, не смотря ни на что. И ни советы друзей и родственников, ни проблемы и конфликты, создаваемые ей из воздуха, не могут тебя переубедить в твоем мнении о ней. А жгучие, разящие в сердце уколы ревности? Сколько преступлений совершено на ее почве! И как ни парадоксально, женщинам нравиться, когда их ревнуют! Правда до определенной степени, но где проходит граница этой степени? Способен ли ее хоть кто-нибудь определить? Скорее всего, женщине перестает нравиться ревность мужчины в тот момент, когда ей перестает нравиться сам мужчина.
Этот мир не совершенен, ибо люди находятся в постоянной гонке за счастьем и в своем стремлении не особо задумываются о методах и средствах. Для мужчин счастье - это успех, любовь, признание, достаток, слава (для тех, кто ее вкусил, она является неотъемлемым атрибутом), благополучие, здоровье (как правило - когда оно окончательно подорвано, а когда оно в норме - это воспринимается как само собой разумеющееся и не замечается). Для женщин счастье - это вызывать зависть других женщин. Чем угодно. Прической, маникюром, загаром, манерами, одеждой, украшениями, мужчиной, машиной, детьми… лишь бы это было по максимуму эффективно и по возможности публично. Для одного Ничего понятие счастья было слишком аморфно и расплывчато. Оно точно знало, что это состояние, длящееся несколько мгновений. Ничего несколько раз в жизни ощущало настоящее, осязаемое счастье, когда весь мир терял значение, а время прекращало свой бег… Мгновения, секунды, а может минуты Вселенской гармонии, когда его тело валялось на ворохе опавших листьев, руки крепко прижимали к нему любимую девочку 1981 года рождения, взгляд тонул в голубом небе с прожилками растерзанных ветром облаков, а нос, уткнувшись в копну овсяных волос, с наслаждением вдыхал их чудесный аромат...
…Оно шло по ночному зимнему лесу, освещаемому огромной полной луной, а по обе стороны от тропинки искрились мириады свежевыпавших снежинок…Тишина, россыпи бриллиантовых сполохов под ногами и непреодолимое желание показать всему миру это истинное, несметное богатство, доступное всем и не могущее принадлежать никому…
…А то непередаваемое ощущение, заполняющее душу, когда теплое весеннее Солнце благодарно грело распростертое на сноуборде туловище на покоренной ногами вершине, а впереди, на десерт, его ожидал спуск по девственному, снежному склону…
…А летние путешествия с друзьями, пропитанные духом бродяжничества и авантюризма, когда каждый день был наполнен таким количеством малых открытий, событий и позитивных впечатлений, какое не грозит вам испытать за весь осеннее – зимнее - весенний период…
Счастье не может ощущаться долго. Когда к нему привыкаешь, оно перестает замечаться. Один человек сказал, что «счастье - это отсутствие несчастья». Невольно задумаешься, через что должен был пройти человек, что бы вывести такую простую но суровую по своему содержанию формулу. Ничего любило думать. Его удрученное опытом сознание периодически выдавало обильную суспензию креативных мыслей, иногда претендующих на гениальность по своей простоте. А поиск различных, возможных вариантов решения проблем, возникающих у окружающих, было его хобби. Но, как правило, само оно ими редко пользовалось, точнее говоря, его больше увлекало создание идеи, чем ее воплощение, поэтому оно не без удовольствия делилось ими с друзьями и знакомыми.
Ему хотелось просто делать добрые дела и благоустраивать истерзанную человеком планету, во всяком случае, ту ее часть, которая совпадала с ареалом его обитания, но этот безумный, алчный мир, постоянно требовал от него денег и ему ничего не оставалось как тратить свою быстротекущую жизнь на их добывание. Как правило, тратились деньги гораздо быстрее, чем появлялись, и все это казалось каким-то дьявольским, замкнутым кругом. Терялся смысл жизни. Ведь Оно было уверенно, что смысл жизни заключается в том, что бы жить. Жить, а не только лишь работать. Как вы думаете, много ли людей продолжало бы работать, если бы у них отпала необходимость в деньгах?
Вы не подумайте, что это Ничего было лентяем. Ничего подобного. Нет, конечно, здоровая доза лени в его анализах однозначно присутствовала, но она имела отношение лишь к той части его трудовой деятельности, за которую ему начисляли заработную плату. В свободное же от этой неблагодарной активности время, оно постоянно что-то пилило, сверлило, резало, лепило и клеило. Конструктивно выражаясь, делало ремонт на своей прожиточной площади. Ремонт получался вялотекущий, но необратимый, ибо материалы использовались исключительно природные и в основной своей массе - халявные. Это было принципиальное условие, которое не без удовольствия им выполнялось.
Тем не менее, интерьер в этой самой части среды его обитания получался весьма оригинальным и гармоничным. И не одно женское тело, зачарованно прощаясь с сознанием, искало повод задержаться в его покоях как можно дольше. Но Ничего было существом матерым и ненавязчивым, и у ночных посетительниц настойчиво вырабатывалась благочинная привычка - утром уезжать домой.
. В общем, жизнь его протекала спонтанно, авантюрно и независимо от завтрашнего дня. Черная полоса, незатейливо переходила в белую, в период смешения, образуя серые, суровые будни. Период кризиса и застоя благополучно сменялся депрессией, и невольно окунаясь в нее, Оно занималось творчеством, отрешаясь от окружающей его действительности, ибо эта действительность в такие моменты как-то не тешила его душу, а тем паче тело. Единственное, что по настоящему помогало ему в такие моменты, это слова Ключевского – «никогда не бывает так плохо, что бы не могло быть еще хуже», и старые друзья. Причем последние «нарисовывались» неожиданно и всегда как нельзя кстати. Невольно задумаешься о коллективном разуме, присущем рыбам, птицам и некоторым видам животных. Полезный атавизм, ничего не скажешь. Зря человечество от него отказалось. Ведь как бы было замечательно, если бы человечество…
Но на сегодня все. Одно Ничего устало и захотело спать. Такое с ним периодически случается, так что пусть особой тревоги это у вас не вызывает. Сейчас Оно пойдет и хорошенько поспит, чтобы завтра проснуться и попытаться стать чем-то, а возможно и Кем-то. И это у него обязательно получится.

P.S.

День первый: Что-то не очень получается.
День второй: Сегодня снова не получилось.
День третий: Аналогичная ситуация.
День четвертый: Засада какая-то…
День пятый: Опять не получается.
День шестой: Может оно что-то не то делает?
День седьмой: Может проще изменить этот мир? Мир, ты как на это смотришь?

Кто читал?
05.11.2009 в 08:04
1

Комментарии1

0
Evgeniya, 31 Evgeniya, 31 Петропавловск-Камчатский
#
9 октября 2014 в 06:22
Восхитительно!Как будто все мои мысли прочитал и озвучил.Ведь всё так на самом деле. 👑
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.