Вход Регистрация
Назад
Дневник

Косточка...



Вот сейчас вы пришли усталые с работы домой... поужинали... потом сели на диван-кресло возле своего компа и...
Почему бы вам не отдохнуть? И не послушать о доброте? О старческой мудрости? Просто - о жизни?

Послушайте...

***
100рик, 20
78
54
Косточка...




Эпиграф.


- ...Знаищ, Сандро, зачэм Господу гори?.. Это щтоби луди прокладивали друг к другу перевали...


Старый Бисо.


Так уж получилось в моей жизни, что изрядную её часть я прослужил в милиции, слава Богу не в полиции! - на различных должностях.
Вы, наверное, будете смеяться, но я вам скажу с полной откровенностью: милицейская жизнь - это далеко не всегда взятки и выкруживания бабла, а если вспомнить советские времена - то вообще очень и очень редко. и - как говорится - на любителя. Буквально единичные случаи. Хотя и тогда уже при упоминании нашей службы ОБХСС многие с пониманием хмыкали и ехидно улыбались - знаем, мол, плавали.


Ближе к середине восьмидесятых служил я в ОБХСС одного большого сельского района тогдашней Чечено-Ингушетии, и по долгу службы забросила нас нелёгкая в самые высокогорные места Ингушетии - аж за Армхи и Ялхорой - кто знает. Дорогу мы знали плохо, водитель был не из местных и, как результат, мы конечно же заблудились на этих горных овечьих тропах и перевалах.
День - он и в горах такой же длинный как на равнине, но вот солнце садится гораздо раньше - горы! И пока мы плутали и спускались в равнину - стемнело. УАЗик конечно зверь-машина, но горы, братцы мои, любого зверя укротят.
И укротили. Сдох наш козлик совсем недалеко от двух-трёх светящихся пятнышек-окошек горной деревушки - аула.
Ну что делать? Чукча знает - он бы трактор, однако, вызвал, но - увы - чукчи не было. Одни горцы. Да и те - там, в этих светящихся пятнышках.


Пошли...


Подходим к домикам - собаки лают. Мама дорогая! Ни ингуши, ни чеченцы собак отродясь не держали! Откуда лай? Неужто мы с дуру перевалили через хребет и оказались в Грузии? Точнее - в Сванетии? Или вообще - в Тушетии? Вдали от Клухорского перевала?
Сваны - народ серьёзный. Если у свана болит зуб, он берёт плоскогубцы и тут же вытаскивает его - даже не поморщится! Он мужчина - горец! - будет он ездить по докторам?
Вот такие вот сваны. Можете теперь представить - какие у них собаки?
Вы-то можете, а я тогда ещё не представлял.


Идём...


Слава Богу в нашем следовательском чемоданчике отыскался фонарик - в горах темень - хоть глаз коли. Но лучше не надо. И что совсем уж нереально - с батарейками! И даже светит! Плоховато, но видно.
Почти подошли к крайнему домику - хотя какой там крайний? - их всего-то два! - и вот уж было к калитке, а тут... Совершенно молча из тьмы выходят три или четыре абсолютно белых безухих чудовища - этакие Баскервили - и так же молча выстраиваются цепью, отрезая нас от калитки. Муса - наш водитель - посветил. Пёсики улыбнулись, оскалив клыки. Мама дорогая! Какие тут нахрен плоскогубцы?! Эти бивни не вытащишь клещами! А если их в мякоть голени? Или в ягодицу - мама не горюй!


Старший из волкодавов басовито рыкнул. На нашу радость открылась дверь и вышел какой-то силуэт. Что-то крикнул по-грузински. Или по-сванетски? Пришлось ответить что знали:
- Гамаджобарт! (Здравствуйте!)
Или у нас со страху акцент пропал, или силуэт спросонья его не расслышал, но он заговорил снова по-грузински:
- Сагамо мшвидобиса! Вии арис эс? (Добрый вечер! Кто это?)


Запас грузинских слов у Мусы закончился, а я их совсем не знал, поэтому я сказал на русском и довольно твёрдо, если не сказать - грубо:
- Уважаемый! Это милиция. Уберите собак, нам надо с Вами поговорить.
Для пущей важности я вытащил красное удостоверение и развернул его - в те времена у меня ещё не прошло глупое упоение дешёвой властью.


Вспыхнула лампочка и мы увидели пожилого, но крепкого старика.
- Вах! Милица? - удивлённо запричитал он и поспешил к нам. - Вах!
При каждом Вахе он тыкал указательным пальцем в небо, словно призывая Господа в свидетели.
Он совершенно не обратил внимания на моё удостоверение - к моему смущению и неудовольствию - что-то сказал волкодавам - они тут же так же молча испарились. Мне стало немного завидно - собаки, а лучше нас понимают по-грузински!
Быстро объяснили старику ситуацию, он сразу размяк лицом, глаза из насторожённых стали добродушными и он сказал:
- Вах, как бИвает, да? Ехали к жёнам, а оказались у старого Бисо! - и он рассмеялся. Глаза его вспыхнули доброжелательным юмором и я навсегда запомнил как выглядит доброта - выцветшие старческие глаза, смеющиеся в сеточках морщин под кустистыми седыми бровями. - Заходите в дом, да? Я почти не ждал гостей, но разве тот грузин, у которого не найдётся, чем угостить гостя? - он подмигнул нам и опять рассмеялся.
Муса ревниво цыкнул дырявым зубом - ингуши не грузины, но тоже всегда имеют, чем угостить гостя, хотя и не выдёргивают больные зубы плоскогубцами.


Мы прошли. Чувствовалось, что старому Бисо давно не с кем было поговорить - ну разве с собаками, понимающими по-грузински? И он тут же вроде как подтвердил:
- Моя калбатоно (госпожа) Дарико меня недавно оставила... - он грустно покачал головой и тут же рассмеялся: - Нэт! Ви щто? Она нэ умерла, хотя когда ми с Вахтангом випиваем по бурдюку вина и она нас ругает - каюсь! - иногда хочется самому спрятаться от неё на Тот свэт! На этом она вэзде найдёт, вах! А щто ви хотите? Старая женщина словно старая мэлница - крИльАми мащет, щумит, а сипется не мука, а толко песок!
Мы рассмеялись.
Бисо доверительно подмигнул и сказал уже тише:
- Впрочем, как и старий Бисо! Видите - сколко кругом песок?
И мы снова все рассмеялись.


Он говорил-говорил и сноровисто, но не суетно накрывал на стол, за который сразу же нас усадил.
- Нэ, ви нэ думайте - она ещё савсэм дэвчонка! Ей толко...- он прищурил один глаз и покрутил растопыренными пальцами в воздухе, - где-то так - сэмдэсят-восэмдэсят!
Общий смех.
- А Вам тогда сколько, батоно Бисо?- поддержал я разговор.
- Ээээ, синок... Скажи - сколко тебе?
- Тридцать, - с небрежной важностью бросил я - мужик уже! И не добавил "почти", потому что мне тогда было не то 26, не то 27 лет.
- Вай! Савсэм малчик! У меня внук-битчо - как ти - тоже тридцать... и ещё дэсат! - он залился добродушным смехом, потом - как бы между прочим, бросил:
- Мне дэвяносто...- он запнулся.
- А дальше? Ещё дэсат? - в тон ему рассмеялся я.
- Вах! - шутливо испуганно выкатил глаза он, - Скащищь тоже! Я ещё молодой! Джигит, да?- и снова указательный палец вверх.


Слово за слово, а на столе уже полным-полно: овечий сыр - настоящий сулугуни! - ещё со слезой! - с ребристыми насечками по бокам от плетёных корзин, зелень пучками, холодная варёная курица, умиленно сложившая крылышки на груди, куски вяленой баранины - курдюк отдельно! - лепёшки-хачапури высокой стопкой, какая-то обалденная хрень в большой миске типа овощной икры из баклажан, болгарского и острого перца и помидоров - потом я узнал, что это аджапсандали - да чего только не было - ешь-не хочу!


Ну и конечно - наконец-то! - Бисо торжественно поставил на стол большой кувшин с красным вином.
- Как бэз вина, да? Ээээ, бэз вина кущить - Бога гневить! Ведь это он дал грузинам виноград и вино!
И я почему-то позавидовал грузинам - у них такой классный Бог!
Бисо аккуратно, но щедро разлил вино в глинянные кружки-не кружки - что-то пузатое - подстать пухлому кувшину, поднял, подмигнул нам весело - поднимайте, мол, тоже - и расплылся в улыбке.


Я понял - сейчас будет самый настоящий грузинский тост. Не та заезженная псевдо-экзотическая пошлятина, которую мы, русские, глупо оригинальничая, часто говорим на своих застольях, а самый настоящий - а-ля натурель! - как сказали бы французы, тоже весьма достойные ценители вина и винограда.
Бисо поднял палец вверх и начал:
- Мой дэд так гаварил: - Када ти кущаищь и пиош вино адын - это... - он помолчал, потом глубоко кивнул крупной седой головой: - ха - ра - що! Твой живот наполняется радостиу. Ситий человэк - добрий человэк!
Када ти кущаещь и пиош вино в кругу своей семи - это тоже - харащо! Твой живот наполняется радостиу, а глядя как эдят тваи дэти - сэрцэ тоже радуэтся.
А када ти кущаещь и пиош вино в кругу друзэй, када твой дом полон гастэй - радостью наполняэтся и твой жИлудок, и тваё сэрцэ, и твая дуща! И ти полон радостиу, савсэм как этот кувшин вином. Так давайте, друзиа, перелиом эту радост из этого кувщина в наши сэрца и души. И будэм радоваться! Будэм радоваться щизни! И друг другу! Кхвелапери каргадаа! - закончил он по-грузински: - Всё хорошо!


Мы охотно выпили. Всё съесть мы конечно не могли, несмотря на наш голод, а вот выпить... Тут мы с Мусой не ударили лицом в грязь, хотя ингуши - плохие пьяницы. Мы ели и пили, а Бисо говорил.
- Эште-эште, майо сэрцэ и дуща наполняйуца радостиу, када я смотрю на вас...
Вино лилось рекой и скоро оно и усталость стали давать о себе знать. Бисо это заметил и придержал поток своего красноречия.
- Ээээ, ви совсем устали - я панимаю. Пайду приготовлю вам постели, а ви кущайте, пейте... ту шеидзлеба! - будьте добры!


Легли спать, долго повторяя Бисо: - Гмадлобт и Диди мадлобели вар! - Спасибо и Большое спасибо.
Бисо дал нам каждому по чабанской бурке - ночи в горах холодные. Мусе досталась чёрная, а мне белая. Хотя нам хватило бы и одной - в грузинскую бурку можно запросто упаковать трёх человек... И ешо дэсат!


Спал я как убитый, однако проснулся рано - солнце только-только просветило тёмное небо. А в низинах клубился густой туман...
При свете занимающегося утра я наконец смог разглядеть дом - да какой дом? - саклю! - настоящую саклю Бисо. Она была... нет, не старой... и даже не древней - она была вне времени. Ей могло быть и тысяча, и сто лет - такие сакли были ВСЕГДА! Древняя, почерневшая, неказистая - и в то же время так гостеприимно и душевно принявшая нас, бродяг по неволе, щедро давшая нам кров и пищу. И радость виноградного вина! И радость общения с хорошим добрым человеком!
И снаружи, и внутри в ней было так, как всегда. Абсолютно всё - ИЗНАЧАЛЬНОЕ! ВЕЧНОЕ!






Помню, вчера я отметил радиоприёмник ВЭФ на тумбочке так не вяжущийся ко всей обстановке внутри сакли - единственное свидетельство наступления... нет, вкрадчивого вползания цивилизации в эти вековые устои.
- Вах! Стоит как мэртвий, да? Батарэй нэт! Плохо! Музика нэт, радост нэт - сам пою !- покручинился вчера Бисо весело и я понял: не так уж это и плохо - жить можно!


Я вышел на улицу, с хрустом размял затёкшее тело - на улице было свежо - туман! Чуть вдалеке паслись кони Бисо - туман их то укутывал, то оголял и они казались какими-то сказочными конями. Хотя... обычные лошади...






Причиной моей бессонницы была совсем не страсть приобщиться к красотам утра в горах, а... блохи! Овечьи блохи - их всегда тьма-тьмущая в домах чабанов - как не выводи! Хотя их может быть и не выводят - она тварь хитрая, самого чабана не кусает. Вот он и не чешется! А на новичков они просто бросаются - как мы вчера на вино Бисо!


Старик уже тоже не спал, хотя, возможно, он и не ложился. Он сидел на почерневшей - как и он сам - от времени деревянной лавочке возле дома и сощурившись куда-то далеко смотрел в горы... в туман... Рядом с ним на земле лежал волкодав и также глубокомысленно смотрел вдаль - в ту же сторону. На миг взглянул на меня и снова - вдаль. Никакой реакции! Видимо - я уже не чужой.
Что они там видели - кто знает?






Заметив меня, Бисо мешковато подвинулся на скамье, похлопал рукой рядом с собой - садись, мол, сюда - и снова расплылся в своей широкой добродушной улыбке - словно само лицо раскрывало объятия. Я ещё вчера заметил как он похож на Серго Закариадзе - помните "Отец солдата"?






Такое же широкое лицо, большая седая и лохматая голова, весёлые с искоркой глаза, кустистые брови, усы... Чем-то похож на старого матёрого волкодава...
И такая же медлительная ироничная речь - совсем как у Серго...


Я сел рядом, опасливо косясь на волкодава.
- Не бойса, битчо, он нэ тронет...
- Бисо, а почему вы таких собак не держите на цепи? - спросил я.
Бисо помолчал, пожевал губами: - ну как тут объяснишь этому недоумку?! - и так же, не отрывая глаз от гор, промолвил:
- Разви это собака? - с доброй улыбкой погладил лобастую голову волкодава, тот извернувшись, лизнул его руку. - Это не собака. Это друг. Ты посадищ друга на цеп? Э? - рассмеялся, потому что понял, что крыть мне нечем. - Ми даже волков ни в клэтку, ни на цеп не сажаем - зачем унижат гордое животное?
Он продолжал гладить волкодава, а тот от умиления даже зажмурился.
- Что, битчо? Не спится? - наконец спросил он меня.
- Да, батоно Бисо, сожрали совсем! - я рассмеялся, яростно расчёсывая ноги - почему-то эти твари любят кусать исключительно ноги.
- Эээ, синок, какой я тэбе батоно? Батоно - это господин! Важный! А я кто? - простой чабан! Это я для овец - батоно! - он рассмеялся. Потом нагнулся ко мне, хитро сощурился и тихо с иронией сказал:
- А вот ти - да - батоно! Как ти вчера лихо своей книжечкой красной крутил! Э? Милица! Вах!
Он пристально уставился мне прямо в лицо и его глаза неподдельно смеялись. По-доброму, искрясь в многочисленных лучиках морщин. Значит - заметил. А я вчера думал - просто не обратил внимания. Я всё понял и мне стало стыдно.
Бисо рассмеялся громче, похлопал меня по плечу:
- Ничего, синок, ми все через это проходим. Када становимся мужчинами. Нам тада кажется, что ми самие силные, самие умные, самие... САМИЕ! Дааа?
Он снова похлопал меня - теперь по коленке.
- Это пройдёт...- глубоко кивнул. - Обязиатэлно пройдёт! Эсли ти действително умний и силний... Эсли ти действително стал мушшшына!
Он вздохнул.
- А билохи... Это ничего, Сандро. - успокоил он меня, по привычке глубоко кивая головой. - Это билохи - это ничего. Вот вища - это да, это плохо.
- Вша? - уточнил я. - А какая разница?
- Панимаищщ... - Бисо задумался, потом продолжил: - Вища - плохой человЭк - она ползиит-ползиит, всё жрОт-жрОт - жадина, вах! А билоха - хароЩий человЭк - укусит - пиригнет, укусит - пиригнет. Тибя кусит - другой кусит - не жадный, нэт. Просто ей жить надо.
Он посмотрел как верхушки высоких гор становились всё светлее и светлее, хотя в ущельях ещё лежала непроглядная тьма - красиво!






Вздохнул и продолжил;
- Всэм жить нада. Гаспод наш всэх для жизни создал - нэ для смэрти... Щтобы жить... щащлик-мащлик кущать-вино пить... женщину свайу лубить... дэток растить... виноград... авец... Что ещё надо, э? - опять палец в небо.
- А тебе не скучно тут, Виссарион? Один ведь... Даже приёмника нет, вернее - батареек... И Дарико уехала...
- Пачиму адин? - он так выпучил глаза, что я подумал - уж не обиделся ли?
Потом как-то сразу сник... сгорбился...
- Сичас да - адын... Савсэм адын - толко овци и собаки... И Дарико уехала, да... Знаищ, я вчера неправду сказал. Она не уехала. Она умерла... Просто думаю - луди издалэка, намучалис в дороге, устали - зачэм им про смэрть? Зачэм про грустное? Их радоват нада - вино, хлэб, мясо! Вот и не сказал, да... - помолчал, вздохнул: - Два года уже... Вах, как время летит - два года! - а я по утрам иногда её ещё зову - Дарико, вигони овец, я что-то приболэл...
Он улыбнулся и заговорщически прошептал:
- Я так ранще часто дэлал, када мнэ лэн било встават и авец вигонат! А Дарико никада нэ било лэн - она била огон! Вах! Такая женщин! И мне, дураку, досталас... Навэрное, Бог мина лубит... раз дал мнэ такую женьщину... У ниё имя - Дарико - по-грузински - Дар Бога... Настоящайа калбатоно! Госпожа...


Он помолчал, потом...


- Знаищ, луди разний... Эст огон, эст зола. Лэнтаи. Эст вища - жадний, всу щизнь ползаит... эст билоха - скачут-скачут - туда-суда... Бэз корня... Бэз дома, сэми, дэтэй... Разний луди... А эст... - он поискал глазами на земле, потом поднял - виноградную косточку, маленькую. - А эст вот как эта кост. Малэнкий - савсэм как билох! Но нэт - нэ билох. Билох скачет, а этот - кост! - в зэмле сидит, посадищ кост в зэмлю, поливаищ, удобряищ, ухаживаищ... И что? И виноград! Малэнкий! Как билох! А из нэго - вах! - лоза, грозд, целий виноградник!
Я тэбэ спращиваю - Щто такое виноград? Ягода? Сок? Вино? Канечно! Но и вед - радост! Ти вино пиль - радовалса! Я вино пиль - радовалса! Муса вино пиль - тоже радовалса! Кому радовалса? Вину? Да! Канечно! И толко? Нэт! Я тебе радовалса и Мусе радовалса. Ти - мне и Мусе. Муса - тебе и мине. И ми все радовалис! Харащо? Канечно! Ми радуэмса - всэм радуэмса - всэм добро дэлат будэм! Радост всэм будит!
А всего-то - кост! Малэнкий такой! Видищ как у Господа висё мудро? Маленкий кост, а эсли ти к нему с радостийу и лубовийу - всэм радост! Никада, Сандро, не дэли лудей на батоно и чабан! На малэнкий и болшой! Все - луди. И ко всэм - с добром нада... Тада кост виноград станет, вино будит, радост будит... Извини, эсли что не так сказал. - он снова посмотрел мне в глаза, но уже не смеялся.
- Нет, Виссарион, ты всё правильно говоришь. И мудро. Нам вот помню в школе тоже мудрость всякую вталдычивали. Цитировали всяких мудрецов - Толстого там, Вольтера, Чехова-Пушкина. Думали, наверное, чем авторитетней автор, тем мы быстрей и лучше вникнем. Может и так... Только вот ты мне просто, на ломаном русском языке говоришь - другой и не разберёт - косточку вот эту показал - и я всё сразу-сразу понял. Наверное, мудрость - в простоте, а не в словообилии или словоблудии.
- Э, Сандро, чтоб мудрост обяснить - тоже мудрост нужна! - усмехнулся Бисо. - Не висё так просто в этой самой простоте! Вот смотри - гора. Ти здэс, а я там - за горой. И ми савсэм не вмэсте, хотя - что там гора - рядом! Пачиму не вместе? Рядом же? Но так гора - високо! И - никак! И что нам делат? А всо равно - идти друг к другу! Это Гаспод нарошно гори придумал - нас проверяет, наши сэрца. Щто чэловек бэз сэрца? Вощ! Ползаит-ползаит. А в гору поднялса - високо поднялса! - он арол! Гордый птица! Нэ вощ глупий и жадний! Пачиму? - Бисо замолчал, давая мне подумать. Но сам же и ответил:
- Патаму, Сандро, што там - високо - он нэба видил! И сонца! В гору - трудно! Опасно! Пачиму ни вощью быть? Тихо, спокойно, ползаищ себе ползаищ - никаких хлопот! Кров чужую сосёщ! И многие так. Но эсли ти настоящщий человэк - ти всегда в гору! Патаму шта там - за горой - другой человэк! И ти иди к нэму. Он тибя ждот - а вдруг ему плохо? А вот ви встретилис, випили вина, разговоры поговорили - и щто? И вам радост! Вам радост - и всем радост! И тагда - кхвелапери каргадаа! Всем хорощо! - и вдруг без всякого перехода: - Кущить будэм? Завтракат нада!


Он поднялся...


...Примерно к полудню мы с помощью всё того же безотказного Бисо нашли бензин и наш УАЗ зарычал. Всё-таки зверь-машина! Наша!


Отпустить нас просто так Бисо не согласился. К тому же ему обиАзателНО надо было отблагодарить двоих молодых парней, которые помогали нам решить нашу проблему - они пришли из соседнего села внизу - в долине. Десат километров - эээ, ийерунда, да? Он конечно же накрыл стол. Мы пропробовали было отказаться - мол, спешим.


- Ээээ! Так не нада! - скривился Бисо. - Дорога далний, тиажОлый - куЩать где? Пить? Будем кушать - так нада!


Мы все сели за стол, снова полились тосты и вино. А потом песни - чудесные грузинские песни... Разве грузины могут без них? Впрочем как и без вина...





Стали прощаться. Бисо настоял, чтобы мы взяли у него хоть один бурдюк вина. Свою настойчивость он объяснил просто:
- Битчо, это же МАЙО вино! Там - маленкий кусочек майего серса! Ви будэте пить и вспоминать старый Бисо. И вам будэт радост! А я буду знат об этом и мнэ будэт радост. А эсли нам всэм будэт радост, то - щто? - спросил он и хитро сощурился.
- То всэм будэт радост! - весело ответил я, копируя его акцент.
- Вах! Харащо! - хлопнул меня по плечу Бисо и по-доброму рассмеялся - ему било харащо!
И мнэ било харащо!.


Мы сели в машину, громко хлопнули дверцами - по-другому в УАЗике и не получается - и так же громко крикнули:
- Нахвамдис! - До свидания!


А Бисо сощурил свои добрые глаза - едва ставшие заметными среди лучиков морщин и зарослей седых бровей - и как всегда глубоко кивнул своей большой лохматой головой в смешной войлочной шапочке-домбайке с кисточкой:
- Шехведрамдэ! До встречи!
А стоявшие за ним скупые на слова, но не на песни молодые сваны - именно они принесли нам бензин и отказались взять деньги - тоже кивнули и промычали:
- Мшвидобит! Прощайте!


Мы тронулись. УАЗик словно извиняясь за свою вчерашнюю оплошность, резво рванул с места.
- Стой! - вдруг заорал я Мусе - тот испуганно ударил по тормозам. Я перегнулся через седушку, схватил наш фонарь аж с шестью! батарейками, быстро вытряс их из него и едва ухватив в ладонях подбежал к Бисо.
- Помнишь, ты сказал о своём приёмнике - стоит как мэртвий? А ещё сказал: - не надо о смерти - это не радость. Возьми! Пусть и у приёмника будет радость!


Я всунул все шесть батареек в огрубевшие от постоянного труда руки старика, крепко его обнял, жадно вдохнув вечный запах овчины и сулугуни, жареного мяса и свежих хачапури, запах винограда и вина, крепкий и настоянный в веках запах жизни и радости, запах гор, неба и солнца - живи вечно, старик! И пусть всегда у тебя будет -
Кхвелапери каргадаа!


И резко побежал прочь - обратно к машине, опустив лицо вниз, чтобы не дай Бог мужественные грузины не заметили моих вдруг взмокших глаз - ведь мне тридцать лет и я уже мужчина!...
Побежал быстро, успев однако заметить, как по морщинистой - словно изрытой впадинами и горными ущельями - щеке старого Бисо медленно стекает чистая прозрачная слеза...


Странные эти люди - горцы! Когда у них болит зуб, они вытаскивают его плоскогубцами...


А когда у них радосТ...


...они плачут...






Можно я именно послушаю?)) вот ща до дома доберусь и послушаю)). Читать в машине можно только по диагонали, а это не то))
Я знаю, ты истинная ценительница слушания.😀 Если бы я был старым мудрым игуменом какого-то монастыря, ты бы была самая лучшая моя послушница.
 я была бы самой разгильдяйской послушницей: спала бы до обедни, пост не соблюдала и прихожанам бы глазки строила)))))
Так у меня такой бы монастырь и был бы.
Эээ... чойтА он по уставу бордель напоминает... 😀
А ты откуда знаешь какие порядки в борделе?
Леееена, ну как тебе не стыдно! Это ж когда было? Ты опозорила все нынешние бордели страны!
НичО, я думаю, что они этот позор легко переживут. )))))
Ну и поскольку сегодня День рождения Сталина, послушай уже и его любимую песню "Сулико". Она мне тоже нравится, хоть Сталина из меня не получилось.)))

А мне вообще грузинские песни нравятся)), особенно многоголосья. В машине крутится диск с избранными грузинскими песнями, приятель подарил. Нифига не понимаю о чем поют, но заслушиваюсь)))
Можешь мне поверить - о хорошем поют. О плохом ТАК петь нельзя. А вот тебе песня грузинская, которую ты обязательно поймёшь.)))

Ох, какой голос! ))) И ведь у них там буквально все поют!.. В любом селе за столом как на хорошем концерте! ))
Ой, вот не надо! Отослал, всё отослал! Или ты про картошку?
про еду, да))
лепешки, сулугуни, вяленая баранина... вино))
оч. аппетитно))
Тебе нельзя - растолстеешь. Просто смотри. И слушай.
я половину прослушала, половину глазками пробежала)
А я про еду. Значит всё-тки отполовинила? Сильна ты, мать!
🌹Душевно))) 
Детство вспомнила, Горы, Абхазию)
Умеете разбередить душу☺
Именно это я и стараюсь делать.😀 А за оценку спасибо!🌹
Спасибо, Саша! Обожаю твоего Бисо... Ты, между прочим, обещал ещё про своих горцев рассказать))
Патчиму? Ээээ, вах! Это радосТ! Ти навЭрное из СванЭтии, дааа? Патамушта када у тьебя радосТ, ти плачЭшшш!)))
Не, я местная, и всегда плачу над жалостливыми историями)
Да я просто пошутил, конечно ты местная, землячка - Среднее Поволжье! ТОже аЦЦкая смесь народов и рас, как и Кавказ.)))
Что - дедушки? Представить не смогла? Или он не понравился?
Ах ты бессовестная! Это ты про меня чоли?
Ага! Спужалась? замуж за меня пойдёшь? Только это... чуть попозже... я ишшо не нагулялся...
замуж за меня пойдёшь? (с) Пенсию всю будешь отдавать или Диле на ландыши заначку прятать станешь?)
Зачем прятать? Диля будет старшая жена, а ты средняя. Надо бы ещё поискать младшую.
кстати,контекстная реклама сайта уже предлагает сыграть свадьбу..в Бутово😂
Просто слово "бут" по-чеченски не хорошо звучит.))))
А я знаю в Подмосковье есть такой... блин, как же его?... аааа, 3-ицк, знаешь такой? Может там?
Чойта? Просто надо согласовать со старшей женой... утвердить с прошлыми жёнами... подписать у Иван-Иваныча... поставить печать у Петра-Петровича - и ФСЁЁЁЁ!!!!