Вход Регистрация
Назад
Дневник
Как сделать мужчину счастливым. Руководство для девочек.
Жили были в нашем волшебном лесу мальчик и девочка. Не знаю, как их звали, но это и неважно. Ну, допустим, Кай и Герда. Хорошо жили, дружно, что само по себе странно и объясняется исключительно волшебством, не иначе. Потому что если нет, то с какой такой радости им хорошо жить?
Ну вот. Герда была как все девочки — добрая и неконфликтная. Ей, собственно, в этой жизни только одного хотелось. Чтобы ее любимый Кай был счастлив. Поэтому, как только ей казалось, что он вот уже четыре с половиной секунды недостаточно счастлив, так она тут же хваталась за сердце и лишалась чувств. После чего Каю приходилось неделю сидеть около ее кровати, а в кровать она его все равно не пускала, потому что очень ослабела, во-первых, а во-вторых, какой во всем этом смысл, если она так и не смогла сделать его счастливым?
А Кай, надо вам сказать, был очень терпеливым мальчиком. То есть, он Герду внимательно слушал, палкой по голове не бил, и даже научился жить с выражением беспредельного счастья на лице круглосуточно. Днем еще ничего, не смертельно, а ночью контролировать себя тяжело. А Герда как раз ночью очень любила подозрительно всматриваться в милые черты — вдруг Кай недостаточно счастлив, и можно уже с чистой совестью схватиться за сердце и лишиться чувств…
Так они и жили. Герда вязала Каю свитера и выращивала на подоконнике розы, а Кай ходил на работу и мучился совестью оттого, что не получается у него быть счастливым, раньше изредка получалось, а сейчас — совсем никогда.
Время года нас не очень интересует, но я скажу, что прошло лето, и началась зима. Просто чтобы подчеркнуть, что жизнь не стоит на месте. И намекнуть, что Кай с Гердой не каких-нибудь пять-шесть дней вместе прожили, а долго. Кай иногда думал, что слишком долго, а что думала Герда — этого мы вообще никогда не узнаем.
Так бы Кай, наверное, и умер от инфаркта в сорок лет, или кокаин начал бы нюхать от своего беспросветного счастья, но тут в наш волшебный лес забрела другая девочка. Встретила она Кая около лесного ручья, и так он ей понравился, что буквально через десять минут они уже лежали рядышком на куче листьев, усталые но довольные.
Хотя, стоп. Зима же на дворе… Ну ладно, они в сугробе выкопали берлогу и там, внутри, лежали рядышком уже через десять минут, девять из которых они потратили на выкапывание сугроба… О господи, да что за глупости, ну пусть через двадцать минут лежали, а не через десять, не в этом же дело.
Кай улыбнулся, поцеловал девочку в висок и сказал: «Я очень счастлив». На что девочка тряхнула головой и сказала, что ей по барабану, честно говоря. Тут у Кая все перед глазами поплыло, он даже чуть было не схватился за сердце и не лишился чувств. Как же так, закричал Кай? А как же я? Нельзя же так!!!
Девочка вздохнула, села поудобнее и прочитала короткую, но очень эмоциональную лекцию на тему личной ответственности, родительских сценариев и проецирования идеала на все, что движется. Кай выслушал ее внимательно, тоже вздохнул, и лишился уже наконец чувств, даже не схватившись предварительно за сердце.
Поздно вечером Кай вернулся домой. На пороге его ждала Герда со скалкой. «Ты где шлялся, — спросила Герда, но тут же взяла себя в руки. — Почему у тебя такое странное лицо, ты заболел»?
Нет, сказал Кай, я здоров и совершенно счастлив. Я встретил девочку, которая мне очень понравилась, и теперь я ухожу к ней. Тебе тоже так будет лучше — ты ведь счастья моего хочешь, а спать со мной тебе не нравится.
И потом, что с тобой произошло за время моего отсутствия? У тебя было такое милое, родное лицо. А сейчас совсем чужое и незнакомое…
«Кай, милый Кай, — заплакала Герда. — Ты же все равно не будешь счастлив без меня! Я должна сделать тебя счастливым, поэтому никуда тебя не отпущу».
Да, конечно, сказал Кай, ты только не переживай. Собрал вещи и пошел к своей девочке.
Ну, Герда от такого расклада совсем растерялась. Что она только ни делала, чтобы мальчика вернуть. Из дома уходила, с разбойниками дружбу завела, и даже с одной маленькой разбойницей переспала, но Кай вроде как и не замечал. Вроде как и не в том же лесу жил, а где-то на северном полюсе.
И поначалу все у него было хорошо, ну просто замечательно. Трахался он со своей новой девочкой чуть ли не каждый день, а в промежутках читал книгу Ирвина Ялома «Экзистенциальная психотерапия», которую ему новая девочка подсунула. Зачем? Ну, ей же нужно время на какие-то там свои девчачьи дела, не все же с мальчиком сидеть. Работа, опять таки. Друзья. Культурная жизнь, в конце концов.
Но от постоянного чтения у Кая начало портиться зрение. И очень скоро он уже вообще ни одного слова не мог сложить, даже простенькое слово «вечность» не складывалось. То есть выделить он мог только словосочетание «экзистенциальное одиночество», ориентируясь, в основном, на длину слов. Но на одном экзистенциальном одиночестве далеко не уедешь, и Кай начал скучать по привычным и милым истерикам, которые Герда закатывала ему примерно раз в три дня.
Она, конечно, дура и стерва, думал Кай, и никого кроме себя не любит, но ведь и я в этом смысле не святой…
Так что Кай заказал себе очки, дочитал книжку до конца (потому что он страшно не любил бросать дело на середине, а что такое гештальт он не знал — Ялом про гештальты ничего не писал потому что), а потом передал Герде через знакомых, что ему холодно, страшно, и он ужасно несчастен.
Герда, конечно же, примчалась, обняла, пожалела, а скандал, подумала Герда, я лучше потом как-нибудь устрою. Простила, в общем.
И стали они дальше жить, поживать и добра наживать. Кай перестал терзаться угрызениями совести из-за того, что он несчастлив, потому что в книжке Ирвина Яломa было написано, что это совершенно нормально. А Герда начала время от времени пускать Кая к себе в кровать, и ей даже понравилось в конце концов.
А что она при этом представляла на месте Кая маленькую разбойницу, так это уже детали, как мне кажется.

Евгений, 42
0
4
Комментарии
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.