Вход Регистрация
Назад
Дневник
георгий

Воронеж, 83 года, Лев

Дурь, которая не имела значения

Встретишь лет через 20 того, кого в 18 ты считала принцем ... И понимаешь - какое это счастье, что он проскакал на своем белом коне МИМО!
Замужество Клавдии было не шагом в любовь,а побег от отчаяния. Она с первого курса любила Олега - симпатичного однокурсника, щедро раздававшего свое внимание девчонкам. Сегодня одну приглашал "погулять," а через неделю обнимал другую. Клава с дуру доверила свои печальки матери, а та раскудахталась. Сказала, что такие "Олеги" брюхатят девушек, а потом сбегают от ответственности. Лучше бы на Толика обратила внимание, который год по ней сохнет.
Толик жил по соседству. Работал водителем автобуса, выходные проводил с родителями - дача, рыбалка, в лес по грибы. "Серьезный, готовый семьянин."-считала мать Клавы. Но даже, если и так не было у него таких синих глаз, как у Олега, его обаяния, харизматики. Скучным, казался девушке Толик и ограниченным.
Свой выход в окончательно взрослую жизнь, Клавины однокурсники (ах, уже бывшие!) планировали отметить на даче родителей Олега. Ехать совсем не хотелось: не велика радость наблюдать, как Олег тискает очередную "избранную." Пора смиряться, что они навсегда расстаются. Но парень подошел к ней после вручения дипломов. Заглянул в глаза, взял за руку. "Пять лет от меня бегала, тихоня. Теперь не отпущу!"
Этот вечер и ночь за городом Клавазапомнила на всю жизнь в мельчайших подробностях. Море шампанского, изобилие ароматного шашлыка. Музыка и фейерверки в темноту звездного неба. Но не это определяло счастье. Олег не отходил от нее ни на минуту. А в середине вечера объявил, что любит Клаву и просит ее руки. Компания легко подхватила. Орали "молодым" горько. Олег твердил ей:"Люблю." Наверное, закономерно, что под утро они оказались в одной постели. Олег уснул, а Клава обдумывала, как прореагирует мать на ее внезапное замужество. В том, что вскоре наденет свадебное платье, наивная девушка не сомневалась.
Компания дрыхла, когда Клава тихонько покинула дачу. До города ходили автобусы. Она не сбежала, а избавила себя от любопытных взглядов однокурсников. Оставила любимому записку со своим адресом и номером телефона. Была уверена, что он позвонит, как проснется.
Хорошо, что не успела огорошить новостью маму: Олег не позвонил и не пришел. У нее не было его номера и где он живет - знала предположительно. Промучавшись с неделю, напугав себя страшными причинами отсутствия "жениха", она обратилась к подружке, свидетельнице дачной "помолвки." Та некоторое время не понимала о чем речь, а потом обидно рассмеялась:"Так ты поверила?! Мы думали просто подыгрываешь. Олег ведь известный хохмач." С ее слов Олег не расстроился из-за Клавиного исчезновения. Балагурил, что если бы все невесты вот так сваливали по английски - цены бы им не было. А сам он давно говорил, что подастся в Москву - вот где перспективы для молодого специалиста! И, конечно, уехал.
Еще неделю Клава обдумывала способ ухода из жизни. Потом пришла к выводу, что это невероятно пошло. Вытолкала себя из дома и столкнулась с Толиком. Почему-то заплакала. Парень бережно прижал девушку к себе и позвал замуж. Так сразу, без прогулок под луной. Близость между ними спровоцировала сама Клава. Его покоробило отсутствие девственности, но промолчал. 
"Назло врагам" Клава выходила замуж пышно - фата, пупс на капоте, голуби в небо и на всех фото счастливое лицо. Наскоро устроилась куда придется, чтобы был оплачен больничный по беременности и родам. Толик удивился, что Клава так стремительно оказалась "матрешкой," но факт близости перед подачей заявления отрицать не мог и принял без долгих рассуждений. Родился сын, которого свекровь восприняла с некоторым сомнением.
Все шестнадцать лет их брака, Клаву не покидало ощущение, что они живут под пыльным мешком. Муж не понимал зачем ехать к морю, когда рядом есть река, идти в кинотеатр, если можно посмотреть фильм на мягком диване. Какие шашлыки с друзьями - родители обидятся, поэтому выходные проводили на даче, в основном, согнувшись над грядками. Толик считал такую жизнь единственно правильной, а Клаве она виделась, как однообразное существование.
Случилась беда: пьяный пассажир отжал автобусную дверь и на ходу выпал. Не погиб, но пострадал сильно. Долго разбиравшийся суд, признал Анатолия не виновным, но присудил выплачивать приличную компенсацию пострадавшему. Все особенности замкнутого характера мужа обострились. Без явной необходимости из дома он не выходил: работа, дача, магазин. Клава вдруг тоже устала и утратила желание жить, как-то иначе. 
Приняла, что они с мужем неудачники. Хрущевка с проходными комнатами, мебель - та, что куплена в первые годы брака. Муж после неприятности устроился дежурным водителем в ЖЭК. Зарплата немногим больше МРОТ. Ее узкая специальность тоже была не денежной и бесперспективной. Надо бы закончить какие-то курсы, "расширить горизонты." "Бы" упорно мешало. Ей было неловко перед сыном за то, что вопрос о платном да даже просто дневном, образовании не обсуждался. 
Толик бубнил: "Не потянем" и стоял на том, что "солнце светит для всех одинаково." Пусть парень идет в рабочую специальность. Начнет сам зарабатывать, тогда и выучится, если желание не пропадет. На заочном. 
В тот вечер Клава пришла домой с зарплатой.Достала блокнот, в котором, по настоянию мужа, вела учет. Расходы были одни и те же - нужные, но не радостные. И вдруг звонок на домашний. "Привет, сбежавшая невеста! Если бы ты знала, как я по тебе соскучился!"- этот голос встряхнул Клаву почище землетрясения. Надо бы послать говорившего или бросить трубку, а она, как зомби отвечала и соглашалась на его условия:"Через два часа. Возле нашего института." 
Положив трубку, Клава опомнилась: с волосами по которым давно соскучилась парикмахерская, без особого выбора одежды - она просто чучелом покажется Олегу. Ладно, если объявился - не на один день. Встретятся на часок, а для следующего свидания она, как-нибудь извернется. Но идти, обязательно идти! У нее есть, что сообщить ему - судьбоносное! Возможно, его звонок через столько лет, наконец выдернет ее из пыльной жизни.
Олег выглядел замечательно: возмужавший, стильно одетый. Радостно поспешил к ней навстречу. "Клава, юность моя, здравствуй!" Женщина не знала, что он попал в родной город проездом, возвращаясь из командировки. Обзвонил несколько приятелей и "девчонок" из прошлого. Но за столько лет от него отвыкли и никто не выразил желания встретиться, чтобы потрепаться о студенческом прошлом. А вот Клава прибежала - все с тем же трепетным взглядом, заинтересованная.
Она смутилась, услышав про ресторан: не одета и все такое. Но Олег отмахнулся:"Мы в "наш" пойдем, который нас помнит студентами." Ресторан, конечно, сменил название и приобрел презентабельность, но стоял на прежнем месте. Клава в рабочем дресс-коде (черная юбка-карандаш и белая рубашка), чувствовала себя неловко. А Олегу все очень нравилось. Называя ее "моя студенточка," он заказал царский ужин. Пригубили и напряжение сошло на нет. Тему для беседы искать не пришлось. Перебивая, они предались воспоминаниям. Годы отступили. Напротив друг друга сидели бесшабашный Олежка и влюбленная в него тихоня Клавочка. 
Клаве забыла про постылого мужа, откровенную бедность, причем, не только материальную. Ей казалось, что Олег очень проникся встречей, сожалеет о том, что расстались. Тем более, что он оправдался тем, что в ТО утро обиделся, не обнаружив ее рядом. Решил, что девушка сожалеет о случившемся, потому и сбежала. Ну и он "сбежал," в Москву. Да женат. Жена встретилась с квартирой, но на расширение заработал он. Дочь несколько лет назад погибла от передозировки наркотиками. Слезы подступили к горлу женщины. Она еще больше укрепилась в решении открыть Олегу "судьбоносную тайну."
Между тем, пыл Олега незаметно остывал.Тема "А помнишь..." оскудела, собеседница "постарела" на глазах. Зачем он притащил в ресторан эту дурно одетую, явно забитую жизнью женщину?! Хватило бы "взболтнуть" ностальгию, погуляв в сквере возле института. Так нет, его, как всегда занесло. Тащить Клаву в постель совсем не хотелось: вряд ли она способна дать что-то эдакое. После секса начнет плакать в подушку, потом стыдливо тянуться за своим скромным бельем.
Его настроение из приподнятого, стало дурным.Беспокоило выражение глаз Клавы: как будто собиралась открыть что-то важное. Он вспомнил жену - красивую, сильную женщину, которая сумела взять себя в руки после смерти дочери и родила через два года сына. Рядом с ней его сердце, а это, как та ночь на даче - вздор, хохма. Правда, гм, дорогая: он уже прикидывал сколько придется выложить за ужин. А еще предстоит, как-то "красиво" расстаться, ведь эта дуреха опять раскатала губы и напридумывала себе "возвращение первой любви." Эх, когда он научится думать, а не поддаваться идиотским порывам.
Клава уловила в нем перемену. Ей уже хватало опыта понимать, что ею тяготятся, что сожалеют о встрече. Короткий угар воспоминаний закончился, а кроме него их ничего не связывало. Хотя... Нет, ничего. 
Олег сделал вид, что готов рассчитаться.Похлопал по карманам, изобразил потерю бумажника. Кое-что, чуть меньше половины, все же "наскреб."Сокрушался, что не ожидал такого от родного города. Обещал, что завтра же вернет Клаве позаимствованные деньги. Она открыла свою старенькую сумочку, в которую зачем-то положила зарплату перед выходом из дома. Олег выхватил купюры, мгновенно пересчитал и вместе с чаевыми вложил в папку официанта. Клаве вернул совсем немного. Ей показалось, что от себя он не вложил ни рубля. 
Вышли из ресторана чужими людьми, хотя и не ссорились. Олег бормотал, что завтра привезет ей деньги. Клава этот треп не слушала. Презрения не было: сама приперлась, вкусно поела, с красивым мужиком посидела, кайф от воспоминаний получила - надо платить. Никто не виноват, что она, как была козой на веревочке, так и осталась. 
К ресторану подъехало такси, в надежде на пассажиров. "Все равно придется занимать кучу денег,"- решила Клава и подала знак водителю. Олег было дернулся следом, но она отмахнулась, как от навозной мухи. Остро хотелось домой. Хорошо, что все оказалось именно так и она не предала свою настоящую жизнь, самых близких людей. Муж Толик, со всеми его заморочками, показался ей больше мужчиной, чем распрекрасный Олег.
Сын, казалось, ждал ее в коридоре.Красивый, синеглазый мальчик, которого многие считали похожим на Анатолия из-за перенятых жестов, мимики. Она сегодня едва не обрекла его на ненужные разбирательства, обнажив свою главную тайну перед тем, кого ошибочно все эти годы считала его настоящим отцом и своей любовью. 
В ней должна была укрепиться еще большая безысходность - от дурацкого вечера, от развенчанных мифов. А она неожиданно воспряла. Какие-то варианты закрутились в голове насчет собственной работы, кредите на учебу. Потрепала сына по вихрам и пообещала (ему? себе? судьбе?):"Все будет ок и больше никакой ностальгии."
P.S. Олег улетел из города через день. Во время полета его замучила икота - не помогли ни вода, ни леденец. Грешил на Клаву, а она потеряла память о нем. Не от обиды, а из-за отсутствия значения.
Благодарю за прочтение. Пишите. Голосуйте. Подписывайтесь. 
Лина
георгий, 83
0
4
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.