Вход Регистрация

Царские забавы

Создано 29.06.2019
Сейчас онлайн: 15 участников

История, которую лучше забыть

Любая война есть, по сути, череда беззаконий и жестокостей. Но даже у этой антигуманной основы имеются хоть какие-то моральные рамки, обусловленные оправданием – грамотно подобранным поводом для начала боевых действий. То есть ряд заранее установленных условностей, позволяющие соблюдать внешние приличия. При этом самым кровавым и страшным типом войны можно считать ту, где таких ограничений нет по определению. Когда не стоит задача оправдаться перед мировым сообществом, а требуется только одно – победить. Любой ценой!
Эмиль, 55
10
607
Вандея, где большинство населения относилось к крестьянскому сословию, революцию не приняла. И если с казнью короля и новым мироустройством в этом регионе более или менее смирились, то истинное разочарование заключалось в том, что революция не смогла воплотить в жизнь ожидания, вызванные созывом Генеральных штатов в 1789 году. Слом традиционных социальных структур, жёсткая церковная реформа и массовая мобилизация послужили последней каплей, добавившейся к уже имевшему место недовольству. Простонародные массы не были ни сторонниками короля, ни приверженцами абсолютизма и знать вспыхнувшее восстание даже удивило, прежде чем они использовали его в своих целях.
Бездна, до 1789 года отделявшая во Франции в социальном отношении третье сословие от дворянства и духовенства, в Вандее не существовала. Она со своим кельтским населением, со своим нетронутым христианством отсутствием городской культуры и близостью между дворянами и крестьянами, представляла резкую противоположность остальной Франции. Вандейцы всегда были набожны и преданы королевскому дому. Относительно мало стеснённые прежними порядками и под влиянием духовенства, которое было большим в данном регионе, они крайне враждебно отнеслись к Революции. Частные волнения начались ещё в 1792 году, но в начале 1793 года они вылились во всеобщее восстание. Поводом к нему послужили принудительный набор в революционную армию и начало регулирования цен на хлеб.
В течение нескольких дней во всех Вандейских приходах не умолкал звон набата, и около 100 тысяч крестьян взялись за оружие. Из шести главных предводителей (Морис де Эльбе, Шарль де Боншан, Анри-Дюверже Ларошжаклен, Франсуа Шаретт, Жак Кателино и Никола Стоффле) первые четверо принадлежали к старому дворянству, а остальные — к низшему сословию. Успеху восстания способствовали топография местности и слабость и плохое состояние республиканских сил. 
Получив известия о происшествиях в Вандее, Национальный конвент объявил всех участвующих в восстании вне закона и распорядился сформировать два корпуса. Но если один из корпусов одерживал победы, то второй терпел одни поражения. Пока война в Вандее велась по общепринятым правилам, она во многом соответствовала своим задачам – подавление контрреволюционного мятежа в заданном регионе. Обе стороны использовали крупные соединения, которые бились друг с другом по всем правилам военной науки того времени. Однако правительство не устраивала промедление с подавлением мятежа и оно решило предпринять самые решительные меры.
7 января 1794 года республиканцы с помощью транспортных судов овладели островом Нуармутье. Находившиеся на нём роялисты капитулировали, но комиссары Конвента нарушили условия договора и расстреляли до 1500 пленных, после чего командующий республиканскими войсками генерал Тюрро, получив подкрепления, решил окончательно подавить восстание и для этого двинул в Вандею 12 летучих отрядов (всего около 15 тысяч человек), известных под названием адских колонн[fr], которые истребляли на своем пути дома, селения, леса и беспощадно расстреливали всех пленных. В ответ на это и роялисты не давали своим противникам пощады. В ходе подавления восстания, а также в ходе последующих карательных операций против населения Вандеи, подозреваемого в контрреволюционности, были без суда убиты более 10 000 человек обоих полов, в том числе родственники и члены семей участников восстания, священнослужители, монахи и монахини. Из акций революционного террора в Бретани наиболее известны «Нантские утопления», заменившие собой казни на гильотине за счёт большей скорости и массовости.
Такие жестокости никак не могли оставить равнодушными людей. И восстание, вроде уже почти сошедшее на нет из-за недостатка вожаков, вспыхнуло с новой силой. И на этот раз уже и восставшие перестали заботиться о гуманности и каких-то моральных условностях. Началась война на уничтожение.
Революционный генерал Луи Мари Тюрро, которому поручили разобраться с ситуацией, заявил, что "революция не знает милосердия". И начал войсковую операцию по зачистке территории от всего живого. 
Чтобы прекратись сопротивление, уничтожались поголовно целые деревни. Без различий пола и возраста. А чтобы заставить сдаться или сгинуть тех, кто укрылся в лесах, уничтожались посевы, плодовые насаждения, скот. По сути, сами же французы выжигали целую область своей страны. Понятное дело, что ответные удары тоже имели место. А еще к Вандее присоединились жители с другого берега Луары – так называемые "шуаны", получившие свое имя по прозвищу одного из главных предводителей.
Колонны национальных войск получили прозвище "адских" или "адских колонн генерала Тюрро". Руководили ими армейские офицеры, иные в генеральских званиях. И уж если вандеевцы громили такие силы, то пощады не ждали ни рядовые участники акции, ни их командиры. 


По разным оценкам в результате боевых действий погибло свыше 200 тысяч человек с обеих сторон. Причем 30 тысяч – это потери национальных частей. Ок. 50000 – жертвы людей, воевавших на стороне Вандеи. И, по сильно осторожным оценкам, потери мирного населения составили 175 тысяч. Точное количество жертв неизвестно даже сегодня.
Вандея проиграла больше по причине слабости снабжения и отсутствия единого координационного центра. Хотя победа Конвента тоже вышла не всеобщая – власти все же пришлось идти на серьезные уступки проигравшим.

Более того : "Вандея" совершенно не считала себя "французами".
Кельты-"вандейцы" так и говорили : 

"Идём резать франков !".
Она и стала французской после резни, которую устроили республиканцы!
Освободившиеся места были заселены уже французами. как это было и в Первую мировую войну в Галиции. где русскоязычное население было в большинстве своём просто вырезано.