Вход Регистрация

Кошачье царство

Создано 15.11.2009
Сейчас онлайн: 61 участник

Тьма с глазами

😻(псто ,посвящение Сэму)
Одной холодной зимой, в декабре, на свет появилась тьма. Появление тьмы никто не заметил, кроме старого дворника, который спустился в подвал за лопатой, чтобы убрать с тротуарных дорожек снег.
Тьма лежала рядом с большой белой кошкой, которая ласково вылизывала черную шерстку, заставляя тьму недовольно пищать и изо всех сил тянуться к материнскому соску. Дворник улыбнулся и, подойдя ближе, присел на корточки, чтобы внимательно рассмотреть нового жильца.

А тьма была мокрой, тощей и больше походила на червячка, чем на настоящую тьму. Еще и дрожала от холода, хотя кошка расположилась в углу подвала, где пролегала часть горячих отопительных труб.
Дворник вздохнул и достал из кармана старую, шерстяную варежку, в которую бережно посадил маленькую тьму, предварительно вытерев её чистым носовым платком. Тьма немного попищала, но очень быстро пригрелась и уснула, свернувшись в маленький комочек. А мама-кошка, пользуясь моментом, приводила себя в порядок, умываясь лапой и мурча от удовольствия, и смотрела, как сладко спит маленькая тьма, которую дворник положил рядом. Он понимал, что с одной варежкой будет тяжело убирать снег и руки быстро замерзнут, но маленькой тьме тепло было куда нужнее, чем ему. Вздохнув еще раз, дворник взял лопату и отправился работать. Снег сам не исчезнет, а морозы обещались быть сильными и стойкими.

Дворник вернулся через три часа, когда дороги были очищены от снега, а щеки старика раскраснелись от мороза. Он тихо спустился в подвал и поставил возле стены широкую лопату, а потом подошел к углу, где теперь обитала тьма, лежа в его старой варежке. Напевая под нос незатейливую песенку, дворник достал из другого кармана пластиковую крышку от банки и маленькую бутылочку, из которой он налил воды и поставил крышку перед кошкой. Затем, чуть покопавшись в пальто, он вытащил прозрачный пакет с вареной куриной ножкой, которой намеревался отобедать и, расщепив мясо на волокна, положил также рядом с водой. Кошка благодарно посмотрела на дворника и, тяжело поднявшись, принялась есть. А маленькая тьма в который раз начала пищать, когда теплый бок матери куда-то исчез. Но дворник вновь сунул тьму в варежку и спрятал у себя на груди.

Так началась жизнь маленькой тьмы. Пока тьма была слабой, она спала, уткнувшись мокрым носом в материнский бок, лишь изредка просыпаясь, чтобы поесть. Потом, научившись немного ходить, маленькая тьма самостоятельно забиралась в шерстяную варежку, которую оставил ей старый дворник, и спала там, высунув нос наружу, но стоило маме-кошке замурчать, как тьма тут же просыпалась и, забавно семеня слабыми лапками, бежала к ней под бок.
Со временем молока стало не хватать, но старый дворник исправно приносил вареную курицу, только теперь делил её между мамой-кошкой и маленькой тьмой, в писке которой стал все чаще слышаться рык хищника. А когда тьма съедала свою порцию, дворник сажал её в варежку и, как обычно, прятал у себя на груди, после чего шел пить чай. Он улыбался, когда тьма, согретая теплом его тела и души, начинала мурчать и елозить, пытаясь устроиться удобнее.

Когда лапы маленькой тьмы окрепли, у нее открылись глаза. Теперь её звали не просто тьма, а тьма с глазами. Глаза были голубыми и частенько слезились, но старый дворник, когда спускался в подвал, чтобы покормить тьму, вытирал их краешком своего платка.
Тьме с глазами нравился запах этого человека. От него пахло чем-то сладким, а руки были грубыми и шершавыми, но тьма любила, когда дворник поглаживал её по спинке и чесал пальцем за ушком. Маленькая тьма знала, что когда в воздухе начнут витать сладкие запахи, то старый дворник вновь придет и принесет угощение. Так было изо дня в день. Дворник приходил, приносил еду, затем брал маленькую тьму и прятал у себя на груди. А потом шел пить чай и что-то тихо пел себе под нос, улыбаясь, когда тьма начинала мурлыкать.

Весной, когда весь снег растаял, а в воздухе начали витать другие запахи, тьма с глазами первый раз вышла на улицу. Она удивленно и нелепо переступала через лужи, трясла лапами, если мочила их в прохладной воде, нюхала воздух и чихала, когда в нос попадали крошечные частицы чего-то терпкого.
Маленькая тьма любила наблюдать за голубями, которые совсем её не боялись. Голуби курлыкали и лениво подбирали с земли крошки хлеба, не обращая внимания на тьму, которая внимательно за ними наблюдала. Но шумно разлетались в разные стороны, стоило ей подойти ближе.
В середине дня тьма с глазами возвращалась обратно в подвал и ждала, когда лязгнет замок двери и в воздухе снова запахнет сладким, а старый дворник принесет ей вареной курицы и возьмет на руки. Правда, в один из дней дворник не пришел. Он приходил всегда, но в этот день не пришел.

Маленькая тьма терпеливо прождала своего друга, но его не было. Не было курицы, не было шершавых и ласковых ладоней, и не было сладкого запаха, который так нравился тьме. Тьма прождала его до самой ночи, но он так и не пришел. Зато пришла мама-кошка и принесла откуда-то половину сосиски, которую тьма с удовольствием съела. Засыпая, она обняла лапами шерстяную варежку дворника и вдохнула его запах. Легкий и почти незаметный, он все-таки был. А самого старого дворника не было.
Каждый день маленькая тьма ждала дворника, но он не приходил. Иногда дверь лязгала, но запах, проникающий в подвал, был другим. Резким, остро пахнущим и неприятным, как люди, которые спускались вниз.

Люди убирались в подвале, прогоняли маму-кошку и маленькую тьму на улицу, а потом уходили, оставляя после себя другой запах. Они выбросили даже варежку, но маленькая тьма с глазами нашла её по запаху и, зажав в зубах, снова принесла в подвал и спрятала в укромном уголке, куда странные люди не заглядывали. Тьма засыпала и мечтала, что когда-нибудь старый дворник вернется, возьмет её на руки и ласково почешет животик грубыми пальцами. Но он не приходил.

Летом глаза маленькой тьмы окончательно поменяли цвет. Они стали темно-желтыми и очень похожими на янтарь. Когда тьма сидела в подвале, зрачки заполняли желтизну полностью, превращая тьму с глазами в просто тьму. Тихую и незаметную. Она спала в углу, обняв лапами старую варежку, от которой все еще пахло сладостью. Спала до утра, а утром уходила на улицу, чтобы погреться в лучах солнца, погонять голубей и наведаться к тем подъездам, где другие люди её подкармливали. Вечером она возвращалась и сладко засыпала, чтобы утром снова отправиться по своим темным делам. И каждый вечер она ждала старого дворника, который так и не приходил.

К осени тьма с глазами перестала быть маленькой тьмой. Она превратилась в большую тьму, повзрослела и обзавелась красивой черной шерсткой, которая блестела под солнцем, а на ощупь была такой же мягкой, как варежка старого дворника.
Тьма гуляла с утра и до поздней ночи, суя свой любопытный нос куда только можно. Так она поняла, что не все люди добрые. Кто-то шикал на неё и кидал в неё палкой, когда она перебегала этим людям дорогу. Кто-то ласково подзывал, а потом хватал за хвост, причиняя боль. Кто-то просто не замечал, а кто-то давал сосиску или высыпал пакет с костями, оставшимися от ужина, возле окошка, ведущего в подвал. Да, тьма с глазами так и жила в подвале, где она родилась и где встретила доброго дворника, который так и не приходил.
Тьма искала его на улице, заглядывала в подъезды, но так и не могла найти хоть крохотную частицу его запаха. Дворник исчез, оставив тьму с глазами одну.

Зимой без него было еще холоднее. Только старая варежка хоть как-то спасала тьму. Тьма спала, прижавшись к ней всем телом, но все равно замерзала. Некому было согреть её. Мама-кошка тоже ушла и больше не вернулась. Тьма прождала её всю ночь и уснула только под утро, когда старые трубы загудели и за пять минут стали горячими.
Когда тьма с глазами вернулась после очередной прогулки и жутко замерзла, то обнаружила, что окошко, ведущее в подвал, кто-то закрыл холодной, ржавой железкой. Тьма громко мяукала, скребла по металлу лапой, но так и не смогла сдвинуть его хоть на миллиметр.

Мороз крепчал и лапы тьмы начало сводить от холода, но она хотела лишь одного. Забрать шерстяную варежку старого дворника, которая была с ней всю жизнь. Варежка нашлась неподалеку. Холодная и задубевшая, но тьма обрадовалась ей, словно увидела старого друга. Она взяла варежку в зубы и отправилась к холодным трубам, рядом с гаражами. Там хотя бы можно было укрыться от ледяного ветра.
Тьма с глазами забилась в уголок, набитый грязными тряпками, и, свернувшись калачиком, обняла холодную варежку. Теплом своего тела она заставила лед растаять и слабо замурлыкала, когда в нос ударил знакомый, сладкий запах. Тьма засыпала, изо всех сил сжимая лапами старую варежку. Ей снились цветные сны, мама-кошка, глупые и пугливые голуби, люди, которые её кормили, старый подвал и звук лязгающего замка.

Она проснулась от знакомого запаха и услышала шарканье ног старого дворника. Тьма смотрела на него блестящими глазами и не могла поверить, что он вернулся. Друг, старый друг нашел её. Пришел спасти от мороза, который вдруг отступил и спрятался в самые глубокие щели.
Тьма мяукнула, когда старый дворник улыбнулся. Замурчала, когда он взял её на руки и прижал к своей груди. И запах. Сладкий запах наполнил маленькое сердце тьмы, которое сейчас горело ярким светом. Она ластилась к нему, терлась носом о сухие пальцы дворника и мурчала. Тихо и спокойно. Она знала, что теперь он её не бросит. Она знала, но не видела, что в груде старых тряпок неподвижно лежит черная кошка, сжимая в лапах старую, мокрую варежку…

*****

Тьма открыла глаза и попыталась мяукнуть, но из горла вырвался лишь слабый писк. Глаза слезились, хотелось чихать, а лапы были слабыми. Но ей было тепло. Очень тепло. Так, как не было никогда в жизни.
Она испуганно задрожала и прижалась к теплому боку мамы-кошки, после чего обвела взглядом обширное помещение, совсем непохожее на подвал, который тьма помнила. Это была квартира, чистая и уютная. В воздухе пахло чем-то вкусным, но это не интересовало тьму. Она искала варежку и не могла её найти. Писк становился все жалобнее и громче, когда тьма понимала, что здесь нет варежки. Нет сладкого запаха. Нет тепла.

Тихо лязгнул замок входной двери, заставив сердце тьмы замереть. Она осторожно потянула носом, но почуяла только слабые ароматы улицы, талого снега и холода. В коридоре весело гомонили какие-то люди, но тьма не решалась покинуть маму-кошку, продолжая тихо сопеть и надеясь вновь почувствовать сладкий аромат.

- Мама! Смотри, какая кошечка, - тьма напряглась, когда к ней подбежал маленький мальчик и, присев на корточки, весело посмотрел на неё.
- Выбирай, Сева. Мы возьмем ту, которая тебе понравится, - ответил женский голос. Мальчик протянул к тьме с глазами руки, и та вдруг ощутила тот самый запах, что так долго ждала. Сладкий запах старого дворника.
- Пойдешь со мной? – спросил мальчик и рассмеялся, когда тьма неловко ковыляя, подошла к нему. – Пойдешь?

Она потерлась носом о его пальцы, вдыхая сладкий запах. Замурчала и закрыла глаза. Конечно, она пойдет с ним. Пойдет куда угодно. Тьма знала, что он её не бросит. Тепло вернулось. То тепло, которое так долго ждала тьма с глазами.

 Гектор Шульц©
Иля, 47
10
66
рано нажала на отгрузку)) тут она😄
А я уж того.... Представила что замерзла.. А потом подумала что написали два варианта конца... 
Уф... Ну и фантазии
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.