Вход Регистрация

"О творчестве". Джон Шемякин.


 Вот читаешь, к примеру, какие-то тексты. И видишь, что у одного автора мысли в тексте бредут, как колонны военнопленных по сгоревшей столице империи. Стройно бредут, неторопливо, нашивки, эмблемы, кое-кто и знаки отличия не спорол. Автор едет перед колонной верхом, в парадной каске, смотрит прямо перед собой, на эполетах мраморная пыль и жирная копоть. Седой адъютант, тряся контуженной головой, кричит беззвучно.

 У другого же текст как заседание трибунала где-то под Падуей, в году, скажем, 1567. Все очень дисциплинированно, но с огоньком таким. Автор водит пальцем по пергаменту, посматривая на угольки поверх массивных очков.

 У третьего - ежата бегут за зайчатами. У четвертого мысль одна, но он её так гоняет шваброй по подвалу, что за облезлой и не уследишь. Пятый химичит, смешивает то одно, то другое и зеленый ассистент волочит по кафелю за ноги предыдущего дегустатора. Шестой дрессирует визжащие соображения в клетке. Седьмой ведет в ночи протокол допроса целого табора цыган, подпевая у пестрых кибиток наиболее удачные формулировки.
 У кого как, короче говоря.

 А у меня шапито на пустынном берегу, я дубасю в барабан обмякшим Пьеро, не очень тактично прижимая к поясу свободной рукой чумазую Мальвину, а холодный песчаный ветер с холмов рвет ленты и шарики...

М. Камерер
ОЛЕГ, 59
2
10