Вход Регистрация
Назад
Дневник
Ильхам

Казань, 35 лет, Водолей

История одной фамилии

Однажды русский помещик Афанасий Неофитович Шеншин приехал в Германию на воды.
Афанасий Неофитович бывало маялся животом, потому решил излечиться на германских курортах.
Прогуливаясь после принятия процедур заприметил он довольно симпатичную немочку:
- Гутин морген, майне кляйне фрёлен, ихь бин хандэ хох перед вашей прнерасностью унд великолепием!- обратился Афанасий Неофитович к дамочке.
- Ахахах, какой шёнер херр! Вы, господин хороший, ежели влюбились, то так и скажите, а то знаю я вас, руссише туристен! Поматросише унд бросише!
- Найн! Нихт! Никаких бросише!- возразил влюблённый помещик- Я человек холостой, я и жениться могу ежели нужно! Яволь, так сказать!
- Яволь-то яволь, но есть, так сказать пикантише обстоятельства. Дело в том, майне либен, что я есть немношко беременна. Буквально чуть-чуть. Сущая ерунда. Я тут с бывшим мужем рассталась накануне, ну, вот. Не убереглась.
-Плевать!- орал разгоряченный Афанасий Неофитович- Слово русского дворянина закон! Тем более, сами говорите, беременны вы немножко, так что и не считается вовсе.
Так Шарлотта Беккер-Фёт стала женой русского помещика и переехала в Россию.
Вскоре у молодых родился сынок, которого нарекли в честь новоявленного папки Афанасием.
И зажил Афанасий Афанасьевич Шеншин припеваючи.
Но когда ему исполнилось четырнадцать, добрые люди донесли куда надо. Так, мол, и так, а барчук-то и не барчук вовсе. Стало быть право на дворянство и дворянскую фамилию не имеет!
Произошло судебное разбирательство, в ходе которого подростка лишили и титула, и фамилии.
- Так дела, сынок- зашёл Афанасий Неофитович к Афанасию Афанасьевичу в опочевальню- Отныне будешь ты не Шеншин, а Фёт.
- Как так-то, папенька? Какой такой Фёт? Почему Фёт?- удивился сын.
- Такой вот Фёт. Немецкий- ответил Афанасий Неофитович и молча удалился.
Правда со временем буква ё в фамилии трансформировалась в букву е, а мальчик вырос и стал Афанасием Афанасьевичем Фетом. Русским классическим поэтом, хоть и чистокровным немцем.
Правда всю жизнь Фет ненавидел свою фамилию и пытался вернуть фамилию Шеншин. Удалось это только, когда ему исполнилось 53 года. После очередного прощения император вернул ее поэту.
"...ты представить себе не можешь, до какой степени мне ненавистно имя Фет. ... Если спросить: как называются все страдания, все горести моей жизни, я отвечу: имя им - Фет".
Так написал он своей жене после того, как , наконец, снова стал Афанасием Афанасьевичем Шеншиным. Хотя было уже поздно, и в истории он так и остался Фетом. Без буквы ё.

Александр Гутин
Ильхам, 35
0
10
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.