Вход Регистрация
Назад
Дневник
Стас. Старпом.

Днепр, 64 года, Дева

Курортный роман...  Часть 5.  Окончание.

 
...С Ольгой мы встретились на площадке у Ливадийского дворца. Она была не одна. С ней стояла серьезная женщина чуть постарше меня - эдак лет сорока пяти-семи. Это была старшая их группы. Я поздоровался с обеими - с Ольгой сердечно, с руководящей дамой почтительно. Мы заговорили о наших планах на вечер. Оленька то и дело поглядывая на даму, ища одобрения своим словам. Я догадался, что директриса, не смотря на ржание девок в трубке, все-таки накрутила хвосты своим подопечным и пришла проконтролировать Олю, с кем та встречается и куда намылилась на целый вечер. Возможно, это было простое бабское любопытство? Фиг его знает, но подвести Олю не хотелось, и я начал аккуратно работать с тетенькой.
Общение с властными дамами не сильно отличается от обычного общения. Королева тоже женщина. Со своими плюсами-минусами. Женщины куда умнее мужчин, вернее, чувствительнее. Чуйка самого увертливого вора уступает чутью женщины. Если бы женщины массово шли в криминал, то нашей милиции-полиции наступил бы кирдык - в большинстве своем менты прямолинейны и предсказуемы. К счастью, женщин не привлекает криминал. Они осторожнее и ответственней мужчин. Но и у мужчин есть влияние на наших королев. Женщины шестым чувством чуют, когда их любят или, по-крайней мере, обожают, и это магически действует на них. Я всегда обожал женщин, и ни с одной из них у меня не было длительного конфликта. Это не значит, что нужно им потакать во всем, но всегда можно найти способ решить любой вопрос к взаимному удовольствию. Что и вам, ребята, советую...
Олькина начальница была женщиной приятной наружности, со вкусом одетой и отточенным лексиконом. Она четко изложила причину своего появления - девочки находятся здесь под ее ответственность, и она не желает, чтоб после возвращения у них были проблемы в личной жизни, семье или по работе. Я ее прекрасно понимал и подобное отношение вызывало у меня уважение. Симпатию! Даже больше. Не буду строить из себя паиньку - в голове коротко пролетела мысль "Ух ты какая!" (мысль была несколько иной, мужчины поймут). Передо мной стояла Оля, просто старше на десять лет. Я с подчеркнутой уважительностью рассказал о планах показать ее подопечной Ливадийский дворец, потом пройтись по тенистым аллеям - мы будем просто гулять! Я смотрел начальнице прямо в лицо. Я люблю смотреть в глаза женщинам. Мужчинам - нет и не люблю, когда они пялятся в меня. В мире мужчин это вызов. Но когда смотришь на женщину, то просто впитываешь зрачками эту красоту. Вот сейчас передо мной стоят два чуда природы - ну как ими не любоваться? Начальница уловила мое расположение и попустила вожжи серьезности. Мы очень мило поговорили, и Ольга была вручена мне под мою ответственность - "смотрите, Сережа, вы дали слово вернуть Олю в целости и сохранности!". Смотрины заняли шесть минут.
Через двадцать минут мы были уже внутри Ливадийского дворца. Я держал Олю за руку и рассказывал, что знал о местных достопримечательностях. Сестра-хозяйка, у которой я надысь брал ключ от спортзальчика, была влюблена в историю своей деревни и после моего: "Хорошо у вас здесь!" эта милая женщина взахлеб начала повествование об Ялте и Ливадии. Что это название с греческого значит "поляна", что это место целых полвека было летним домом Романовых. Что когда идти в Ливадийский дворец с Верхнего шоссе, то его воротами будет Домашняя церковь императорской семьи с красивой звонницей.
- Обязательно посмотрите ее! - настаивала она. - Там отпевали Александра Третьего (это тот, который сказал: "У России есть только два верных союзника - наши армия и флот"), там его сын Николай II приносил присягу трону российскому.
Мир полон добрых людей. Просто каждый из нас заключен в свой футляр, который служит некой защитой нашей ранимой душе. Но стоит приоткрыть этот футляр, как человек поделится с вами сокровенным - знаниями или помощью. Совершенно безвозмездно! Только сумей открыть этот футлярчик.
Вооруженный такими сведениями, я уверенно водил везде слегка ошалевшую от моих познаний Олю. Открою тайну - ясен пень, я не мог знать все. Но что не знал, придумывал на ходу. От балды! Тут важна не историческая точность, а уверенность повествования. Меня просто перло от сознания того, что рядом со мной красивая женщина, внемлющая моему гласу, и я заливался соловьем. Нет, не частил, женщине не нужен трескотун или усатое дите с инфантильным поведением. Женщине нужен уверенный в себе мужчина, способный порвать горло любому. Кроме нее! И я старался. И у меня выходило! Оленька явно "плыла". Она держала меня под ручку. Я нежно поглаживал ее пальчики и рассказывал о любовных страстях между фрейлинами и пылкими офицерами лейб-гвардии, квартировавших здесь.
- Вот на этом самом месте семнадцатилетняя фрейлина Адашева и молодой князь Мелик-Романовский перед образами поклялись в вечной любви, - красноречил я, когда мы проходили у какой-то мраморной пристройки. - Война и революция разнесли их в разные стороны и они встретились случайно в Контантинополе спустя десять лет! И все эти годы они хранили верность друг другу. Они тут же обвенчались и прожили вместе долгую счастливую жизнь!
Не лезьте в словари. Не было такой фрейлины и князя. Мне удалось насочинять подобной романтической дребедени про Крым, про Ялту с ее бывшим невольническим рынком, про море и вообще, про все, что попадалось на глаза. Мы ходили под ручку словно влюбленные или семейная пара. Если честно, то я себя таким и чувствовал. К черту прошлое и будущее! Есть лишь сейчас. Я не замечал никого вокруг - только Олю и ее лучащиеся глаза. Мы давно покинули дворцовый комплекс и шли по Царской тропе. В Ялте бывали? Тропу видели? Нет? Тогда пару слов о ней.
Это пешеходная дорожка, что вьется вдоль берега. Идти где-то часа два. Гулять одно удовольствие - особых перепадов нет, все ровненько. Вокруг чудесные виды - море! Горы! Зелень экзотических деревьев. Даже в самый лютый зной здесь приятная тень.
Между тем уже смеркалось. Тропа обезлюдела. Мы остановились у круглой штукенции с колоннами. Кажись, такое называется ротондой, но не уверен. Вид отсюда был фантастическим. Внизу серело море. На далеком берегу зажигались огоньки. Воздух был свежим и пахнущим целебной хвоей. Так же чудесно пахли ее волосы. У меня замирало сердце. Целую дорогу я нежно гладил Олину ручку и был сам не свой. Вероятно, она тоже попала под завораживающее влияние вечера. Мы как-то присмирели. Смешки и прибаутки давно затихли. Разговаривали негромким голосом, предназначенным не для ушей, а для сердца. Слова были не важны. Не они несли смысл, который удивительным образом был нам понятен обоим. Оля вглядывалась в меня по-особому серьезными очами. Я нес какой-то вздор о Ливадии, Семеризе, Кашкадае - черт его знает, что это, но названия звучные, и я говорил-говорил. Мы стояли плечом к плечу, держась за руки и я по-прежнему нежно поглаживал ее пальчики. По нашим телам пробегали судороги. Временами у меня даже пропадал голос. Наконец, видать, время пришло. Я медленно повернулся к ней лицом. Теперь мы стояли друг напротив друга. Я молча долго смотрел ей в глаза, потом наклонился к ее губам...                                                       
*****
Через четыре года по делам я был в Киеве. Набрал Олега. Тот работал на частной автомойке - дерьмо работа для человека с высшим образованием. Мы встретились, накатили по-маленькой, поговорили за жизнь.
- Как там Света твоя поживает? - спросил я.
- Какая Света? - удивился Олег.
- Как какая? Ялта, лето. Помнишь?
- А! Да никак! Мы сразу разбежались, как она уехала, - махнул рукой Олег. - Она потом ни разу не звонила. Я ей разок позвонил, так она даже вспомнить не могла, кто я такой. Бабы, сам понимаешь...
Я молча крутил стаканчик в руке. М-да, Олег рассказывал, какие жаркие кувыркания у них были со Светкой, а поди ж ты - забыла напрочь...
У нас с Олей не было ничего, кроме поцелуев. Она уехала на следующее утро. Позвонила через две недели и все эти четыре года мы созванивались. Не регулярно, - бывало, два-три месяца проходили без звонка, а иногда не выдерживали и неделю. У нее были мужчины - странно, если бы их не было у молодой женщины. Она иногда вскользь упоминала о них, но я чувствовал, что ей надо временами возвращаться ко мне. Впрочем, как и мне тоже...                          ...Вот такой необычный конец у этого курортного романа. Хотя... Кто знает, конец ли это?...
 
Стас. Старпом., 64
7
21
Да,иногда слияние душ, намного сильнее ...и это запомнится на всю жизнь...
Стас, скажу одно-- я в восхищении!!
Прекрасный рассказ, но немного грустный...
Обожаю крем - брюле ...... 
-------
" и мужское имя - Орланд " ( с ) .
Очень трогательно, красиво и всего в меру)))